Обычно я в канун Нового года писала пост о лицах уходящего года, но тут как-то совершенно неожиданно начались протесты в Иране, фактически став главным событием/лицом года. Если помните, то сразу после ареста в Саудовской Аравии принцев, я тогда в этом посте давала информацию  от одного  республиканца, эксперта по мировым войнам из команды Трампа. Несмотря на то, что всё, о чем он говорил, очень было похоже на сказку с хорошим концом. Мне трудно объяснить, зачем я тогда решила об этом написать, но у меня есть какая-то способность воспринимать возможность, если она основана на доказательствах. Люблю я такие вещи, даже если они похожи на сказки. Возможность — это всегда очень важно для меня. Это тот материал, с которым нужно работать. Напомню, что речь шла о том, что иранцы выгонят мулл и поможет это сделать саудовский наследный принц Мохаммед (МбС). Напомню ниже именно то, что казалось сказкой.

«С МбС — королем, иранские муллы будут вынуждены уйти, так или иначе. Но не будет жестокой региональной войны. И после мулл, Иран и Саудовская Аравия будут иметь сближение. Кроме того, столкновение между исламом и немусульманами закончилось. Конечно, будет период зачистки, но, по словам MбС, регион хочет жить как «нормальные страны».  Иранский народ считал, что у них выбор или муллы, или война. Вот почему иранцы говорят: «НЕТ ВОЙНЕ». Они увидели, что произошло в Ираке. Саудовская Аравия предлагает третий путь: «Мы изгоним мулл неправды, и вы встанете». Вот что будет. Думаю, мы даже не увидим свидетельств помощи Саудовской Аравии и МБC. В тот день, когда муллы уйдут, саудиты будут предлагать инвестировать в Иран».

Ну, вот уже сегодня, когда там громят мечети, всё это не выглядит сказкой. А времени-то прошло всего два месяца. Конечно же, рост стоимости жизни в сочетании с полномасштабной коррупцией,  враньем, обманом, бесхозяйственностью, непрофессионализмом вполне может вызвать естественный гнев любого народа, это мы по себе знаем очень хорошо. Но добавьте сюда еще теократию, мракобесие, кому захочется в этом жить? А Иран — это очень разнообразное общество, кто-то поддерживает режим, а кто-то его терпеть не может, но это демографически молодое общество, подпитанное арабскими веснами. И если в 2009 году Корпусу Стражей Исламской Революции, стоящему за режимом, удалось успешно подавить мирных протестующих, то сегодня, как мы видим, не так все просто, и особого желания воевать с народом — нет. И хоть аналитики склоняются к тому,  что режим все же подавит восстание, но и говорят, что это уже  все равно проявится в будущем. Они говорят, что Иран пережил революцию в 1979 году без демократии, сегодня они стремятся к демократии без революции.

Я попыталась выяснить у  этого же эксперта по мировым войнам, насколько там в игре США. Он считает, что это игра саудитов. Говорит, что арабские стратегические спецназы полностью секретны. Они действуют как штурмовые войска, которые двигаются очень быстро и они сильнее, чем любые другие военные на земле. И никто из экспертов не может рассказать вам о военных отношениях Саудовской Аравии с Индией.  Индусы построили школу горной войны в Саудовской Аравии в 2012 году. Обучение горным войнам автоматически делает вас особыми силами. Все навыки, необходимые для ведения горной войны, идентичны навыкам, необходимым для нетрадиционной войны. И если эти IF и BIG IF — новые воины помогают сейчас в Иране, значит силы мулл будут побеждены очень быстро.  Он говорит, что Трампа в Иране ненавидят и, что все аналитики сказали Трампу, чтобы он в это дело не влезал, потому что это будет сильный и быстрый способ дискредитировать порыв иранского народа. Даже если это будет надежная помощь, она будет отвергнута подавляющим большинством иранцев. Пока никто не видит в этих протестах ничего, кроме протеста народа.

После признания Трампом Иерусалима, была сформирована ось сопротивления из Ирана, Сирии, Хезболлы и ХАМАС. Теперь они все смотрят на Иерусалим. Иран полностью перебрался из Сирии на Голанские высоты, сформировав шиитский легион. Асад прекратил борьбу с джихадистами. Саудиты заявили, что они не будут ждать нападения на СА, а будут работать для обеспечения стабильности в Иране. В Йемене сворачиваются хуситы. Самое смешное, что для Путина все выглядит так же как было с Ливией. С начала 2015 года Россия выдала Ирану кредитов на $7 млрд. Кто их будет возвращать? Да и по Ливии сейчас полный тупик.  В Toronto Star появилась статья о том, что  Ливийский центр незаконного ввоза мигрантов ликвидировали.  А это для Путина еще один ощутимый удар.  Такой себе пляжный и очень древний город Сабрата был одним из крупнейших контрабандных хабов Северной Африки, шлюз для десятков тысяч мигрантов, ищущих лучшее будущее в Европе.  Это был офигенный бизнес, круче наркоты, а руководил им один из ливийских повстанцев Ахмед Даббаши, ставший самым адским контрабандистом мигрантов в истории человечества. Он с 2011 года начал незаконно ввозить мигрантов и переплавлять их в Италию.

6 октября, после 19 дней боевых действий,  Даббаши со своей милицией был изгнан из города, и контрабанда, наконец, прекратилась. Пока.  5 декабря в Facebook Даббаши писал, что они еще вернуться в город со своим оружием и силой. А вот выгнали их и прекратили контрабанду, — Ливийская национальная армия и Аль-Каида, что само по себе замечательно. Хотите прекратить этот поток беженцев — помогайте Аль-Каиде. Местные жители очень помогали, потому что они ненавидят черных африканцев. Их всех, после освобождения из тюрьмы Даббаши выперли на родину, а потом долго выгребали весь мусор, оставшийся после них.

Кроме того, в Ливии теперь есть два правительства. ООН признает то, что в Триполи, но НАТО поддерживает то, что в Тобруке. Оба правительства были законно избраны, и никто не признают друг друга.  Вот это и есть тупик. Правительство Тобрука имеет фельдмаршала Халифа Хафтара, не признающего авторитет Триполи, а это единственный ливийского офицера, который способен сражаться. Он победил ИГИЛ, но он сам себе хозяин. Очень квалифицированный, но полностью коррумпированный. Спокойно победивший все политические фракции в Ливии.  Совет сотрудничества стран Персидского залива, члены которого тоже поддерживают разные правительства, фракции, фельдмаршалов, видимо, тоже боится из-за этого обратить на них серьезно свое внимание.

Обама очень жалеет по поводу их непродуманной спецоперации в Ливии. А мой эксперт винит во всем этом бывшего постоянного представителя США при ООН Саманту Пауэр, которая постоянно муссировала тему Каддафи и геноцида. Это то, что происходит, когда левых академиков ставятся во главе чего-то, говорит он.  Одна из причин, по которой США были вовлечены в Ливию, заключалась в том, что Каддафи якобы преследовал верующих. Ахмед Даббаши — король мигрантов, контрабандист, загонявший по 400 человек в контейнер для перевозки в пустыне, и закрывавший дверь, — был якобы религиозным повстанцем. Который курил, пил и никогда не ходил в мечеть. Именно для защиты таких  Саманта вовлекла США в эту авантюру. Из-за этой её войны Аль-Каида отправилась в Мали, где французы потом пять лет преследовали их. Аль-Каида и ИГИЛ теперь всегда в Сахель, Нигере, Буркина-Фасо, Чад, Мали и Мавритания. Боко Харам находится в Нигерии, а аль-Шаббаб — в Сомали и Кении. Во всем этом эксперт винит левого академика Саманту Пауэр.

Но вернемся к Ирану. Трамп не верит, что эти протесты к чему-то приведут. А иранцы, живущие за пределами Ирана, говорят, что они никогда не думали, что увидят и услышат то, что они сейчас видят и слышат.  Президент Ирана Хасан Роухани прокомментировал антиправительственные выступления, идущие в стране: «Мы — свободная нация, которая основана на конституции и правах граждан, люди могут свободно критиковать власти и даже выражать свое недовольство», — сказал он.  Макрон звонил Роухани, просил не трогать протестующих, а Роухани просил Макрона принять меры против группы политических противников из Ирана, которые проживают на территории Франции. Честно говоря, у меня такое впечатление, что с Роухани уже о чем-то договорились. Он позиционировал себя реформатором, зачем ему эти муллы над его головой?

Reuters рассказал о «Setad Ejraiye Farmane Hazrate Emam» — штаб-квартире для исполнения ордена имама. Название относится к указу, подписанному первым лидером Исламской Республики, аятолла Рухолла Хомейни, незадолго до его смерти в 1989 году. Это контора, которая была создана по приказу для управления и продажи недвижимости, оставленной в хаотические годы после Исламской революции 1979 года.  Setad должен был только управлять и продавать недвижимость «без хозяев» и направить большую часть доходов на благотворительность, используя средства для помощи ветеранам войны, военным вдовам и одиноким. Он должен был действовать не более двух лет. Но с тех пор Setad стал одной из самых влиятельных организаций в Иране, хотя многие иранцы и более широкий мир знают об этом очень мало. За последние шесть лет он превратился в очень мощный и коррумпированный бизнес, который теперь имеет доли почти во всех секторах иранской промышленности, включая финансы, нефть, телекоммуникации и все остальное. Общая стоимость организации трудно определить из-за секретности ее счетов. Но холдинги Setad по недвижимости, корпоративным пакетам и другим активам составляют около $95 миллиардов, рассчитал Reuters. Только один человек контролирует эту экономическую империю — аятолла Али Хаменеи.

В шестимесячном исследовании Reuters было установлено, что Setad построил свою империю при систематическом захвате тысяч объектов, принадлежащих рядовым иранцам: членам религиозных меньшинств, которыми являются бахаи, а также мусульманам-шиитам, деловым людям и иранцам, проживающим за рубежом. Ни одна контролирующая организация не может подвергать сомнению собственность и активы Setad. В июне Департамент казначейства США ввел санкции в отношении Setad и некоторых своих корпоративных холдингов, называя организацию «массивной сетью фронтовых компаний, скрывающих активы от имени руководства Ирана». По словам департамента, компании генерируют миллиарды долларов дохода в год, не проводя никакого учета. Чтобы управлять страной сегодня, Хаменеи нанимает около 500 человек в своих административных учреждениях, многие из которых завербованы военными и службами безопасности. Reuters смог идентифицировать около $95 миллиардов активов, контролируемых Setad. Эта сумма примерно на 40% превышает общий объем экспорта нефти в стране в прошлом году. Она также превосходит независимые исторические оценки богатства позднего шаха.  А Путин им 7 млрд дает.

Я, конечно же не уложу в один пост всего, что мне бы хотелось, но если вы не сильно утомились, то хочу рассказать одну историю. Как-то в Твиттере мне попалась ветка, где ругали Сару Кендзиор, антрополог и журналист, так написано у нее в профиле. Провела большую часть своей жизни, изучая авторитаризм в Узбекистане. Она довольно известный в России борец с капитализмом. Проводит всякие социалистические соцопросы, в которых 47% опрошенных и считают, что еда и крыша над головой входят в число того, что правительство должно предоставить нуждающимся, но это не превращает их в социалистов, а пытаются воплотить в стране принцип равенства, которого нет и в помине».  Если посмотреть ее Твиттер, то она один из самых больших гуманистов, которых я встречала. Почти мать Тереза. Но ее зацепили тогда, как российского тролля. Сейчас она Трампа называет лучшим автократом, пишет, что никто не имеет лучшего самодержца и что свидетельства Джеймса Коми показывают, что Трамп управляет Америкой, как преступный босс, а раньше она хотела Трампа и почему-то все время постила новости с сайта  ferghana.ru, который теперь переименован в  http://www.fergananews.com/, но находится он в России.

Американцы начали копаться в ее биографии. Оказалось, что Сара, живя в Узбекистане, работала с бывшим послом Великобритании и кремлевским полезным идиотом Крейгом Мюрреем. Мюррей был освобожден от должности посла в Узбекистане, получив выговор за проституток и пьянство на работе в Ташкенте. Однако Мюррей дружит с Роджером Стоуном, Джулианом Ассанжем. Но Сара общается с Мюррейем до сих пор. Даже в своей кандидатской диссертации она не забыла о нем. Но то, что делала Сара и ее друг Крейг Мюррей, было одобрено Кремлевским фронтом и Народным движением Узбекистана. Народное движение Узбекистана было создано диссидентом Мухаммадом Салихом, агентом влияния России, который находился в списке террористов Государственного департамента США. В своей докторской диссертации она ясно выражает свое одобрение Салиху и его партии Erk Democratic, которую он создал много лет назад. Магистерская диссертация Сары об андижанской резне каким-то образом не содержит ссылок на вмешательство России, влияние или историю в Узбекистане. Она обвиняет во всем западных неоконсерваторов. Еще она игнорировала все вопросы  в отношении Феликса Саттера, Могилевича или Байрока. Что странно, в Узбекистане их всех хорошо знали. Потом американцы разыскали её статью  New York Times article in early September of last year, following the death of President Karimov, написанную после смерти президента Каримова, в которой она помогла России в продвижения своего ресурсного захвата в Узбекистане. Сару назвали провокатором и агентом влияния российских интересов. Тогда еще Сара провела полномасштабное нападение на директора ФБР Коми, когда он проводил расследование Трамп-Россия. Еще отец Сары связан с братьями Манафорт, через Группу SOC, которая является объединением четырех компаний, среди которых — Carabetta Organization’s, связанная с отцом Сары и строительная фирма Manafort Brothers Inc.

Во всей этой истории с Сарой меня заинтересовали две вещи: первое — это Джек. Я никогда не видела, чтобы Джек с кем-то дискутировал.  Они явно были знакомы. Кто не в курсе, Джек Дорси — генеральный директор Твиттера. И Джек забанил Твиттер  Chris Nethery, который начал копать эту историю. Второе, Крис писал, что научный руководитель диссертации Сары — Фатима Кешаварц  все время публиковала  куски выступлений иранского американца Омида Кордестани, который в 2015 году стал председателем совета директоров Твиттера, а до этого являлся старшим вице-президентом по глобальным продажам и развитию бизнеса в Google, где провел успешное десятилетие. Кордестани и его Фонд сообщества PARSA предоставил гранты «Институту персидских исследований им. Рошана», в котором научный руководитель Сары  стала директором и председателем, в 2012 году.  Кстати, Пьер Омидьяр, создатель  журнала The Intercept, который еще называют «The Kremlincept», сидит как раз в Институте персидских исследований им. Рошана. Сам журнал служил площадкой для публикации данных по документам, обнародованным Эдвардом Сноуденом, — в краткосрочной перспективе, и для того, чтобы «стать источником агрессивной, состязательной журналистики по широкому кругу вопросов» — в долгосрочной перспективе.

Конечно, Джек и его босс Омид Кордестани оба поклонники Кремля, как и Дерей Маккессон, чернокожий активист, которого Кремль пытается раскрутить как лидера афроамериканского движения на разделение Америки на белую и черную. Руководители крупных технологических компаний, в том числе Twitter, Netflix, Slack и YouTube, пожертвовали в предвыборную кампанию в Балтиморе активиста Маккессону и его движению  Black Lives Matter и начали его продвигать  в Интернете. Это движении Black Lives Matter, которое началось как кампания в социальных сетях в Twitter в прошлом году.  У активистов Черных Живых Существ появился новый союзник: Эдвард Сноуден. Black Lives Matter — это движение организовали после расстрела в 2013 году Трайвона Мартина, невооруженного черного подростка.

В 1978 году Омид Кордестани покинул Иран и перебрался в Сан-Хосе, штат Калифорния, который, конечно же, является сердцем самой Силиконовой долины. Кордестани является членом того, что его друг Пейман Нозад недавно назвал «Персидской мафией в технике». Интересно посмотреть на взаимодействие персидской мафии с мафией PayPal и, в частности, с историями успеха этой группы, Питером Тилем. Давайте поговорим о них. Омид Кордестани, Саид Амиди и Пейман Нозад, все члены персидской мафии в технике, обсуждают их дружбу и отношения с Питером Тилем в этой статье с 2007 года. Семья Саида Амиди тоже, покинув Иран, перебралась сначала в Германию, а потом в Сан-Хосе.  Семья Амиди приобрела небольшое офисное здание в окрестностях Сан-Франциско. Один из офисов арендовал Google, другой — PayPal. Google начал быстро увеличиваться в размерах и скоро съехал. PayPal последовал за ним, но Амиди решили вложить в систему онлайн-платежей деньги. Они были убеждены, что надо инвестировать в PayPal Питера Тиля, и в результате они собрали миллионы. Сегодня  братья Амиди, сдавая в аренду помещение каким-то стартапам,  эти же деньги вкладывали в эти же стартапы, там же знакомились с перспективными предпринимателями Макс Левчин, Питер Тиль. Инвестировали более чем в 30 стартапов. Саид Амиди сейчас Главный исполнительный директор Plug and Play. По словам Амиди, Plug and Play теперь является домом для колоссальных компаний с инкубацией на 300 человек.

Первая работа Пеймана Нозада в Америке была в галерее Megalion Rug Gallery, которая принадлежала и управлялась Омиром Амиди, отцом Саида. Саид Амиди также описал исполнительного председателя Twitter Омира Кордестани как «действительно хорошего друга». Здесь Пейман Нозад и Омид Кордестани работают вместе в июле 2017 года.  Пейман Нозад активно участвует в бизнесе банка «Силиконовая долина» (SVB). Недавно банк неоднократно ссылался на Нозада на своем канале в Twitter.

Банк Силиконовой долины заявляет на своем веб-сайте: «Никто не понимает в стартапах так, как Банк Силиконовой долины». В 2012 году в Fortune о банке из Силиконовой долины был использован их лозунг «Банк как венчурный капиталист». Существует причина, по которой эта стратегия описывается как «бутик-банкинг», если остальная часть мира отойдет от этой модели, мировая экономика рухнет примерно через неделю, считают они. Банк Силиконовой долины сделал все для себя хорошо, однако, сопротивляясь традиции, похоже, они поощряют рискованные предприятия. Как же тогда их прибыль настолько высока? Может быть, потому, что технические стартапы — это средство отмывания грязных денег? Трудно сказать, но это может быть и недолго, пока мы не узнаем, благодаря расследованию Боба Мюллера. Интересна, однако, тесная связь SVB с российским Сбербанком, банком, который в настоящее время находится под санкциями США. Интересно также, что партнер по развитию Trump Tower Moscow был профинансирован Сбербанком в своих предыдущих проектах. Кто может сказать, что точно происходит, если одни и те же люди делают начальные инвестиции в стартап, которые в конечном итоге эту компанию и приобретают? Можно предположить, что там существуют надлежащие проверки, но есть предупредительные признаки того, что это просто не так.

Банк Силиконовой долины был основан в 1983 году также в Сан-Хосе, штат Калифорния, Роджером В. Смитом. В 2014 году Смит присоединился к мобильному торговому приложению Just Sales. В то же время бывший инженер Twitter Флориан Лейберт присоединился к Just Sales. Лейберт также является генеральным директором и соучредителем компании под названием «Мезосфера». Одним из первых инвесторов в Мезосфере был Андреессен Горовиц, венчурный капиталист  и друг Марка Цукерберга. Денежные средства разнятся между компаниями венчурного капитала, стартапами и крутыми парнями из Google, Facebook и Twitter.

Русская связь.  Юрий Мильнер, который имеет связи с представителями российской разведки, инвестировал 800 миллионов долларов в Twitterin в 2011 году. Компания Mильнера DST Global (которая позже изменила свое название на mail.ru), также инвестировала $400 миллионов  в Zynga и Facebook. Юрий Мильнер по существу купил свой путь в Силиконовую долину, и сделал это с помощью своего миллиардера-благотворителя и делового партнера Алишера Усманова. А корпоративный бизнес в России, как известно,  не ведется без одобрения Кремля. Россия — это мафиозное государство. Нет разницы между мафией и правительством. Человек, который придумал термин «государственная мафии», Александр Литвиненко,  был отравлен полонием.

В 2010 году Марк Цукерберг сделал неожиданное заявление. Он планировал инвестировать $100 миллионов в систему государственных школ Штата Нью-Джерси. Тогдашний губернатор Нью-Джерси Крис Кристи был   проверен и почти стал выбором Трампа для вице-президента. Интересно также, что человек, который консультировал Цукерберга по этим инвестициям — это жена Марка Андриссена, Лаура Эрриллага-Андриссен. Кому еще она советует регулярно? Генеральному директору Twitter Джеку Дорси. В феврале 2011 года Андреессен Горовиц  инвестировал $80 млн в Twitter. В то время фирма держала акции во всех четырех высокопоставленных частных компаниях социальных сетей в то время: Facebook, Groupon, Twitter и Zynga. Андреессен Горовиц также возглавил инвестиции в Oculus в размере $75 млн в 2013 году.  Горовиц также был инвестором в Instagram в 2012 году, прежде чем он был продан Facebook, что сделало компанию VC прибылью в размере $78 млн. О связи Питера Тиля и Джареда Кушнера всем известно. Что интересно, то, что Thrive Capital также управляется Джошуа Кушером. В нем содержатся активы в размере $762,1 млн, которые тоже хранятся в Банке Силиконовой долины.

Силиконовая долина является активным участником войны Трампа, Бэннона и  Путина в прессе. Но после выборов, когда люди допрашивали Марка Цукерберга по поводу необузданных фальшивых новостей на его сайте, он назвал это «довольно сумасшедшей идеей»,  думать, что поддельные новости влияют на исход выборов. Короче говоря, тут одно за другое так цепляется, что начиная копать что-то одно, трудно представить на что можно выйти в итоге. Но я почти уверена, что все то, что творится сейчас в Иране, происходит не без участия иранцев из Силиконовой долины и, конечно же, банка. Думаю, что Омид Кордестани, как и остальные его, хорошо окрепшие соотечественники не хотят войны для Ирана. Возможно, они в силах, и попытаются договориться, выбрав другой путь для Ирана. Аятолла Хаменеи уже обвинил во всем врагов Ирана, но президент Роухани — не цель, с ним могли уже и договориться.  Но пока на этом остановлюсь.

Comments

comments

  • Василий Водокачкин

    Иран сейчас занимает ведущие позиции в постсаддамовском Ираке, Сирии и Ливане. Эти очевидные посягательства вызывают всеобщее негодование не только на суннитских территориях Ирака, расположенных северо-западнее Багдада, но особенно в центре суннитского ислама — в Саудовской Аравии.
    Саудовцы обвинили Иран в непосредственной причастности к недавнему ракетному обстрелу королевского дворца в Эр-Рияде. Ракета была запущена из Йемена, где возглавляемая Саудовской Аравией коалиция ведет борьбу с повстанцами-хуситами, которых поддерживает Тегеран.
    Это соперничество распространяется и на Ливан, где наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман в ноябре спровоцировал дестабилизацию обстановки, что, по мнению большинства наблюдателей, было неудачной попыткой государственного переворота, спланированного с целью снижения влияния поддерживаемой Тегераном «Хезболлы», военизированной ливанской шиитской организации и политической партии.
    Молодой Салман, стремящийся дать отпор Ирану, заставить подчиниться Катар и другие государства Персидского залива и обеспечить себе контроль внутри страны, приобрел репутацию человека дерзкого и безрассудного. Никто не знает, как далеко Салман готов зайти, хотя в прошлом он поклялся «дать бой Ирану» и назвал Высшего руководителя Ирана аятоллу Али Хаменеи «новым ближневосточным Гитлером».
    Салман пользуется серьезной поддержкой своего друга Джареда Кушнера, зятя Дональда Трампа и его переговорщика на Ближнем Востоке. Враждебность Трампа по отношению к иранским властям, которые он называет «режимом-изгоем», и его желание, чтобы этот режим был свергнут, ни для кого не являются секретом.
    Израиль заявляет, что Иран активизировал поставки ракет и оружия «Хезболле» в Ливане и палестинским боевикам в Газе. Его все больше беспокоит безопасность его фактической границы с Сирией на Голанских высотах. Ослабленный и уязвленный Иран может нанести внезапный удар. Он также может стать дезорганизующим и непредсказуемым партнером Ирака и Сирии. А также Турции и России, которые в настоящее время являются союзниками Тегерана по расчету.