Пять бакланов от политики из них три действующих депутата и два бывших под руководством Андрея Деркача охренели до того, что начали давать советы Вселенскому Патриарху. Эти аферисты написали Варфоломею письмо с просьбой отсрочить представление автокефалии ради сохранения мира. Я читала это ипическое творчество душевно больных и не могла понять, плакать мне или смеяться. Этим дегенератам даже не пришло в голову погуглить и узнать, что верховный архиепископ греко-католиков Святослав Шевчук заявил, что не будет присоединяться к поместной церкви после Томоса. Но я уже эту тему подробно освещала раньше. А вот что пишут эти придурки: «Нам бы не хотелось, чтобы Вы как уважаемый Вселенский Патриарх въехали в Украину на плечах греко-католиков и тех политиков, кто руководствуется собственными интересами в рамках президентских выборов. в историю войдёт не Томос, а имена инициаторов и бенефициаров «Православной смуты» и кровавого передела».

Во как! Это они сделали вывод о греко-католиках на основании того, что глава  Верховной Рады (греко-католик) в один из дней обсуждал в Раде Томос «в окружении греко-католиков, представителей СМИ и «Православных активистов». Это, черт побери, реально смешно, когда днепропетровские иудеи возмущаются тем, что глава ВР — греко-католик, значит, по их мнению, обсуждать тему не может. А Бенины евреи — могут! Дальше ОНИ предлагают  Варфоломею Томос дать после президентских выборов, организовав  Всеправославное совещание с участием чекиста Гундяева и там «выработать единственно правильный подход». Чуваки, вы кто такие, чтобы что-то рекомендовать Вселенскому Патриарху?  А то как же, если уже противостоять этому невозможно, то надо хотя бы помочь олигарху Гундяеву сохранить лицо. Пусть теперь чекисты подтвердят свое желание дать холопам вольную. А не пошли бы вы лесом со своим гэбешным единственно правильным подходом.

Теперь клоуны-подписанты в лицах.  Самовыдвиженец от Днепра Андрей Деркач — личность известная, сынок главы СБУ при Кучме Леонида Деркача. О том, что Деркачи бизнес-партнеры Вадима Рабиновича — я уже писала. И о том, как Леонид Деркач сорвал очень выгодный для Украины контракт с Израилем, потому что требовал от Израиля контракт этот заключить не с государством Украина, а с чекистами по схеме Яков Кедми — Вадим Рабинович и его партнер Андрей Деркач под крышей СБУ. Вообще-то в биографии Деркача прекрасно все, особенно это: в 2009-2014 году Священный Синод Русской Православной Церкви ввёл Андрея Деркача в состав Межсоборного присутствия РПЦ., с 2011 по 2013 год он доцент Киевской Духовной академии и семинарии РПЦ МП.  Это же надо так умудриться, закончить военное училище, потом Академию Министерства безопасности России, работать опером в СБУ Днепра, потом всякими советниками то при АП, то при Кабмине, крышевать весь бандитский бизнес, пристроившись к ним партнером, еще и подрабатывать доцентом в Духовной семинарии.  Бесподобно, я считаю.

Следующие клоуны — Яков Безбах, депутат-самовыдвиженец от днепропетровской синагоги и большой ценитель чистоты православия.  Андрей Шипко — еще один днепропетровский клоун из Бениного «Видра» — вот это три действующих депутата. Маловато будет, поэтому к ним добавили еще двух аферистов из бывших депутатов, не прошедших в последний созыв — это Григорий Смитюх из волынских самовыдвиженецев, который опять хочет к кормушке, а Палица, видать, обещал помощь, а может еще и бабла подкинул. У Смитюха в биографии тоже прекрасно всё, особенно это:  учился в Киевской высшей школе МВД СССР. Депутатом от ПР. «Во время Майдана  публично на сцене т. н. «антимайдана» попросил у российского президента Путина «помощи». Вообще-то о братьях Смитюхах гугл знает много интересного. Ну и последний -Василий Горбаль, друг Бакая, Януковича, Васи Грицака и Нюси Шуфрича, живет с Татьяной Донец, а отец Татьяны – основатель днепропетровской фирмы «Омега». Все так или иначе связаны между собой Беней, Рабиновичем и Днепром. «Янукович – это интуиция. И вера в него», — говорил Горбаль.  Ну что, Вася, опять интуиция? В общем, этот сбор блатных и шайка нищих будут либо в списке Бениного «Видра» на следующих выборах, либо им будет оказана помощь пройти в ВР по мажоритарке. Бенины люди уже во всю ячейки в областях поднимают,  а часть проекта «Відродження» Беня с Гепой и Фуксом сдадут в аренду Рабиновичу с Медведчуком под выборы.

Дураку же понятно, что замутили всю эту хрень с письмом только ради того, чтобы Томос не стал аргументом в пользу Порошенко, который, кстати, тем Томосом вообще не заморачивался. Все эти клоуны от политики имеют такое же отношение к православию и Богу, как и Аль Капоне, который говорил: «В детстве я молил Бога о велосипеде. Потом понял, что Бог работает по-другому. Я украл велосипед и стал молиться о прощении». Поэтому, когда все это ворье начинает рассуждать о православии, да еще и давать рекомендации Вселенскому Патриарху — это ничего, кроме недоумения у нормального человека не вызывает. Что взять с придурков? Но когда они начинают угрожать нам смутой и кровавым переделом, то это уже клиника.  Я выросла в советской школе, где меня учили, что Бога нет, и вся история учила нас, что это религия и ее нетерпимость к другим религиозным взглядам,  в силу своих интересов — это всегда войны и конфликты, орошающие землю кровью и опустошающие государства. Религия основана на крови, на ней она всегда расширялась и скрепы ее кровавые. Я не знаю людей, которых бы религия сделала лучше. Но я как свободолюбивый человек, с детства не переносила всякого рабства и притеснений. До сих  пор помню, как меня раздражал пионерский галстук, а поскольку на меня из-за него вечно орали учителя, то я, чтобы его не носить, одела крестик, после чего на меня уже орали не из-за галстука, а из-за крестика. Сейчас на России, видимо, заставляют детей ходить и с крестиком, и с галстуком. Поэтому мысль о том, что Бога нет — меня не пугает, испугать меня может только Бог в интерпретации Гундяева.  Бабушка учила: Бог внутри тебя, а не на небе. Добродетель и совесть — вот твой Бог. Что общего между добродетелью, совестью и Гундяевым?

Однако людям нужно во что-то верить, особенно во всякие смутные времена. Важно, чтобы у человека с больной душой, которому нужен духовник, не было замкнутости в себе и своих проблемах. Но РПЦ, как духовный институт, сгнила еще до 1917 года, Ленин ее похоронил, а восстанавливали ее чекисты. Церковь давно нуждается в реформировании. И вот у нас появился шанс. Но Евстратий Зоря сказал, что после предоставления Томоса, украинскую церковь возглавит Филарет, которому уже давно о царстве небесном думать надо, замаливая грехи, а не о реформации церкви.  Филарет — это не уход от РПЦ. Самое страшное, что может произойти, если опять, в очередной раз, построят гэбешный филиал. В такой ситуации Томос ничего нам не даст. Только еще одну пятую структуру, и опять раздор между ними. Это либо реформация, либо профдеформация — вечный конфликт.

У меня была надежда, что Украинскую поместную церковь возглавит реформатор, человек не связанный с гэбней. Здравый смысл подсказывал, что этим человеком должен был стать  Александр Драбинко, который необычайно популярен даже в среде россиян, мечтающих реформировать РПЦ — врага человеческих радостей и большого любителя насаждать везде свой персональный Русский мир и свое понимание счастья. Можно сколько угодно говорить о любви к Богу, но если ты теряешь признак человечности, если ты кричишь, что ты самый главный в православии, потому что у тебя больше всех денег, то кому нужен такой духовник и такая церковь?  Еще нет Томоса, но всякие недоумки специально накаляют страсти. Кто-то пишет идиотские письма, кто-то делает вбросы о захвате Лавры, какая-то игуменья Серафима грозит самоубийством, если у них отберут святыни. Короче, устроили из этого очередное зрелище на потеху публике.

Люди, нам дают возможность с нуля создать проектную структуру, какую мы сами хотим с религиозно- государственной точки зрения. Но наше совковое мышление, все время оглядываться назад. Я смотрю на все эти разговоры вокруг Томоса и удивляюсь тому, что все споры идут о каких-то конкретных преимуществах разных брендов в православии,  но при этом никто не видит того, что им дают шанс реализовать свою мечту в рамках проектного государства.  Вот откуда у нас это бесконечное нежелание думать о завтра? В прошлом нет логики будущего, нет видения будущего. Почему бы нам об этом не поговорить? Турция — это такая же империя как Россия. Украина в кармане у Гундяева делала прекрасной его жизнь, теперь мы будем улучшать жизнь турок. Зачем нам думать о том, кому кланяться, кто более вселенский патриарх? Давайте думать, что мы равны. Не обсуждать то, что в первую очередь обсуждают — деньги, которые потеряет Гундяев, но которые теперь поедут в Стамбул. Давайте поговорим лучше о том, чего мы хотим от церкви. Все уходят от этого вопроса. Мне кажется или так и есть, что уходят от ответа потому, что клирики, похоже, плохо понимают, что с этим делать и никто не понимает, как надо строить, поэтому просто забалтывают проблему, как  способ отвлечения внимания от вопросов реформирования УПЦ и шире РПЦ.

Мы должны понять, что Томос — это не яблоко раздора, а способ и шанс построения православной церкви по лекалам, отличным от предыдущих. Томос — это шанс для реформаторов типа того же Якова Кротова, священника украинской  автокефальной церкви обновленной, как-бы отколовшейся части УАПЦ. В его либеральной ненависти ко всем мирским институтам и собственно к государству вообще, он не хочет понять, что не только церковь хочет меняться в лучшую сторону, но и существует возможность сформулировать свои пожелания к государству со стороны церкви. Ведь Томос даст нам такую возможность!

Мы пытаемся найти подход на все случаи жизни, а так не бывает. Не будет никакой христианской идеологии, не надо воспринимать церковь как идеологический отдел, как это делает РПЦ. Идеологии закончились в прошлом веке. Они ни к чему хорошему не приводят, только к войне и народ всегда превращает все идеологии в фарс. Но в рамках строительства государства, в его основе, может быть только религиозная тема. Как бы мы ни пытались отделить церковь от государства, мы не сможем отделить ее ментально. Церковь — это прежде всего культурология. У нас есть своя очень древняя история. У американцев ее нет, им пришлось ее придумывать. И церковь должна нести это в себе.  Теперь Яков Кротов получил шанс осуществить свою мечту. Кроме того, что это шанс, вам не будут мешать, а это уже много, но тут еще есть и запрос от государства и под это есть ресурс. Что еще нужно, чтобы сделать проект? «Церковь – это прежде всего свидетельство правды, нравственности и чистоты. И я боюсь, что всем православным церквам пока до этого далеко», — говорит Кротов. Так почему бы не попробовать все это изменить? С Гундяевым это было невозможно, но теперь-то можно!

В принципе Яков прав, людям было все равно в какой храм ходить. В больших городах эта проблема им была почти безразлична. Они шли в церковь и не заморачивались тем, чья она. Я сама как-то проверяла, спрашивала у людей, идущих в церковь и из нее, чей это патриархат? Никто не знал. И если бы не эта война, которую РПЦ им. Гундяева и организовала у нас, может так и дальше было бы, но сейчас так сложилось, что люди болеют за автокефалию, они хотят в этом принимать участие. Понятно, что это не дело мирян, но миряне формируют запрос. Его могут нам сформировать и за океаном, чего, видимо, кое-кто и ждет, пока другие недоумки от политики пишут письма патриархам. Идиоты, что вы можете противопоставить мировому тренду, за которым стоят деньги, ресурсы? Нам просто повезло и надо быть дураками, чтобы не воспользоваться этим. Кто лучше нас знаем нашу историю и культуру? Мы должны сами провести эти реформы. Поэтому в церкви должны быть хорошие управленцы, а их там нет — одни нули, несущие всякую пургу. Кто там священники, если не гэбешники, то бывшие менты или разорившиеся предприниматели, кто у нас шел в священники? Нет людей с опытом строительства государства. А что мы хотим от института управляющего храмами? Какой у нас запрос? Обсуждать, кто главнее и кому деньги пойдут?

Может быть стоит обратить внимание на то, как разумно использовать то, что мы уже имеем? Может быть именно здесь, в конкурентном противостоянии «Львовской» и «Полтавской» идентичности, то есть в противостоянии «иерархических» и «сетевых» структур заложен механизм конкурентной борьбы, а значит и развития нашей страны. Львов, впрочем, как и Донецк — это иерархическая структура, видимо, поэтому у них такая особая «любовь» между собой. А Полтава — это абсолютно сетевая структура. Я бы подумала об Орденах возле церкви. Есть бизнес на вершине которого не должна стоять прибыль — это то, что связано с безопасностью людей, та же медицина. Безопасность людей не может быть бизнесом. Должен быть кто-то, кто остановит — это церковь. Всё, что о нравственности и морали нужно отдать им. С развитием кризиса можно рассуждать на тему увеличения служения морали. У нас и страна — наш базовый проект должен строиться по принципу создания двух противоборствующих центров. Один вокруг религии, второй вокруг ВПК. Сетевой проект можно создавать только вокруг религии. А ВПК — иерархи. И между ними должна быть постоянная конкуренция. Возможно создание пенсионного фонда, что может быть только возле поместной украинской церкви с её контролем.  Лавру можно будет сделать как Ватикан в Риме, при котором будут свои институты, может даже ордена.  С какой стати эта православная святыня должна принадлежать кому-то конкретно одному?

Яков Кротов говорит: «Мне кажется, что тут принципиальный момент вот какой. В Украине, в отличие от России, совершенно другое имущественное положение церкви. В России, в Русской православной церкви Московского патриархата, по ее уставу, все имущество принадлежит централизованной организации. Если какой-то приход, например Сретенский монастырь в Москве, на Лубянке, захочет перейти в Румынский патриархат, то они его перейдут, но покинут целиком, им не дадут взять с собой даже кадила. Это все принадлежит только Синоду и лично патриарху Кириллу. В Украине юридическим лицом является каждый приход. В этой ситуации, с точки зрения светского права, каждый приход будет решать сам, переходить или не переходить во вновь образуемую украинскую Киевскую патриархию. И психология украинцев такая – я назвал бы ее психологией народоправства – они будут пользоваться этим правом. На протяжении всех 28 лет свободы многие украинские общины переходили из одной юрисдикции в другую, большинство переходов совершалось мирно, с имуществом. Это совершенно другой контекст…  Действительно, опросы показывают, что примерно 60% украинских православных считают себя относящимися к Киевскому патриархату, но большинство из них ходит в Московский патриархат. Они сами этого даже не подозревают. Я думаю, никто не может предсказать, что возобладает, когда перед ними встанет выбор, – конформизм по отношению к украинской государственной власти или националистический конформизм по отношению к Русскому миру».

Действительно никто не может предсказать, куда мы вырулим. Здесь важно то, что от Русского мира мы уже оторвались. И этому помогла вся их беспредельщина и наглость. Иначе бы неизвестно сколько нам бы еще пришлось им кланяться.  Я думаю, что постепенно московские приходы перейдут в киевские. Конечно же, если бы было так в Москве, где все принадлежит лично ОПГ Гундяева, то было бы проще — либо вы переходите, либо мы все забираем. Но это и был бы путь к войне. С другой стороны, если мы сейчас ударимся в национализм, то мы замкнемся в себе как нация, совершенно не понимая того преимущества и того подарка, который мы получим вместе с Томосом. У Кротова есть хорошая статья о национализме. Во многом с ним можно согласиться, с чем-то поспорить. Он пишет: «То, что называется «общечеловеческие ценности» — это и есть единственные реальные ценности, а всё «национальное» — паразитизм на них. Мечтать о «национальной культуре» — всё равно, что приветствовать Христа не пальмовыми листьями, а пальмовым маслом. Бороться с национальным тем более необходимо, что пошлость, обывательщина, мещанство повсеместны. Интернационалу серости, которая осеривает все языки, должна противостоять и республика учёных, и конфедерация художников, и царство веры».

Я не очень понимаю, что значит мечтать о национальной культуре. Каждый еврей в душе — еврей, а каждый грузин в душе — грузин, как и каждый украинец в душе — украинец. Это то чувство, которое носишь в себе как и Бога. Как можно мечтать о Боге? Мечтать умереть что ли? Но когда ты плохо знаешь свою историю и не бережешь свою культуру, то у тебя ее могут легко украсть и испоганить, как это и произошло с нами и так называемым «Русским миром». Как сказано в старой поговорке: «Обманите меня однажды, позор вам;  обманите меня дважды, позор мне». Здесь «иерархи» будут не согласны с «сетевиками».  Я человек не религиозный, но имеющий совесть. И у меня болит душа за проект новой Украины. Но я понимаю и то, что не может быть новой Украины без обновленной церкви. И мне кажется, что это очень важная тема, о которой мы все должны говорить. Великий гуманист, лауреат Нобелевской премии мира Альберт Швейцер: «Ошибается тот, кто считает себя христианином лишь потому, что ходит в церковь. Регулярное посещение церкви так же не способно сделать человека христианином, как регулярное посещение гаража не способно сделать человека шофёром… Мыслящему христианству должно быть предоставлено право на существование среди верующего христианства».

Comments

comments

  • Гандонов Иван

    Ну і тут вуха стирчать СБУ (ФСБ)…
    Коли вся внутрішня безпека держави під саму зав’язку набита вор’йом з інтелектом жаби: побачив щось пролітає мимо (бабло) — схватив і проковтнув… це вже не смішно… ось побачите — вони всіх нас разом з собою похоронять, — буде системна катастрофа…

    • Alla Knyazeva

      Я того і боюся.

  • Edvardd Yu

    «Вдруг выяснилось, что у самой
    РПЦ томоса нет. И по канонам она не может считаться церковью. Черт
    знает, как это вышло», — российский публицист Невзоров.

  • Alla Knyazeva

    Ющенко хорошо рассказал о его первой встрече с Вселенским и как приперся Гундяев. Хорошее интервью.
    https://youtu.be/Q-IxQ7TklVw

    • поживший

      Говорить не мешки носить. Испоганить такой шанс, который был тогда, это редкая подлость.

    • Jorg Klyamka

      РПЦ попала з Томосом у пастку власних амбіцій і тепер в неї один шлях це довести свою рівнозначність Константинополю, що не можливо, або свою правоприємність Київської церкви часів Володимира. От вони йому памятник недоречний зафігачили. Сакральні скрепи Хесонесу сумнівного значення захопили. До Вселенського в позу стали. Але ж самі засвітилися, відзначивши 500 річчя самопроголошення. Так що самі й обірвали. На чому у всі віки виїзджали це за рахунок підтримки держави. Але сплутавшись із бандюками при владі самі такими ж стали. Втратили здоровий глузд і вдарисись в понти. Це про знаменитий тепер хід фужером в тому числі.

    • Tatiana Solomaha

      Боже ж мій, скільки пихи у цих самозакоханих імпотентів — президентів. Хоч би один покаявся — хотів, намагався, але не зміг виправдати вашої довіри. Пробачте мені, бо в тому становищі, в якому зараз знаходиться Україна, є і моя провина.

  • Дмитрий Коваль

    носятся с этим томосом, как с золотым яйцом: все проблемы сразу решаться! и дороги без ям будут, и пенсии будут, чтобы не просто заплатить коммуналку и умереть, а и путешествовать можно было, и медицина станет качественней и доступней…
    церковь потеряла свою актуальность лет, этак, 100 назад: своими средневековыми понятиями и бескрайним лицемерием пытаются учить жизни поколения, которые забили болт на покупку свечек и прочие мироточащие погремухи.
    пусть петро порошенко засунет себе этот томос в жопу или распилит его между своими кумовьями, как и всё!
    тема томоса — пустое!