Сейчас чаще всего задаваемые мне вопросы: 1) Что делать с Украиной и сможем ли мы еще что-то изменить?2) Кому из кандидатов можно верить, что он действительно готов на перемены? 3) Когда будет развязка с Трампом? Особенно задолбал вопрос, что делать? На самом деле эти вопросы очень взаимосвязаны. Я потому об этом и не пишу, что один вопрос тянет за собой другой. Здесь проблема глубже и, честно говоря, я не верю в то, что кто бы сейчас ни стал президентом, он сможет что-то изменить. И не потому, что все сволочи, а потому что на то есть свои объективные причины. И в программы никакие я сейчас не верю. Мне очень смешно, когда кто-то пытается троллить Зеленского программой. Кроме того, я лично знаю некоторых хороших людей, которые действительно хотят что-то изменить, и они тоже собрали команду, с которой пишут какие-то программы, которые вряд ли смогут реализовать, потому что нельзя строить проект Украина отдельно от глобального рынка. У нас просто нет таких структур с опытом прогнозирования, которые могут создать проект способный вписаться в глобальный рынок. У нас даже нет понимания того, что нужно рынку, а тем более сейчас, когда все быстро меняется.  Все украинские программы на нашей базе — бессмыслены, если это не предвыборный трёп. А еще я очень люблю конгрессмена Теда Лиу, он меня всегда чем-то радует. Пять тысяч повесток в суд по Дому — это много или мало? И где во всей этой лавине Трамп?

Прежде чем писать об Украине, я хочу дать понимание общей картины. Вы должны видеть всю игру, чтобы понимать, где сегодня находится Украина и не только она. Некоторые упоротые читатели называют мой блог беллетристикой, хотя назвать мои посты изящными — это надо уметь. Кто-то любит высказаться, что женщин аналитиков не бывает. Напишите об этом в ЦРУ, там сейчас все три директора ЦРУ — женщины, в том числе и главный аналитик. Но, тем не менее, я решила сегодня сделать небольшой обзор полезной информации от известных авторов — мужчин, чтобы было понятно всем — и упоротым. И объединю сразу все три вопроса. Начну со статьи Франклина Фоера. Это большая статья о том, как грабили СССР и как сейчас США превращается в Россию. Фоер описывает одного ЦРУ-шника — Ричарда Палмера из посольства США в Москве, который в последние дни существования СССР наблюдал за тем, как его старые противники в советской разведке перекачивали миллиарды из государственной казны на частные счета в Европе и США. Это было одно из величайших ограблений в истории. Палмер это прекрасно понимал и пытался остановить.

Тем не менее, когда Егор Гайдар, российский премьер-реформатор в первые посткоммунистические дни, обратился к Соединенным Штатам за помощью в поисках миллиардов, которые КГБ вывел из страны, то Белый дом ему отказал. Но это был беспрецедентный отток капитала и пролог к ​​эпохе безудержного воровства. По одной из оценок, более 1 трлн долларов в настоящее время ежегодно вывозится из развивающихся стран мира в виде отмытых денег, уклоняющихся от уплаты налогов. Маниленд — тайная страна беззакония и безгражданства или история богатства и власти в 21 веке, описанная британским журналистом Оливером Буллоу в его превосходной книге «Mанилендпочему воры и мошенники теперь   правят миром и как его вернуть». В 1993 году, приобретение библиотечной карточки требовало большей идентификации во многих штатах, чем создание анонимной подставной компании.

Фоер пишет о том, что Мюллер сейчас расследует работу некоторых таких фирм, стоящих на службе у клептократии, одна из них — фирма Skadden. Один партнер этой фирмы с 2010 по 2018 год, Грегори Крейг, служил в качестве советника Белого дома Барака Обамы. В Skadden помогали украинскому президенту Януковичу избежать ареста. Фирма, согласно показаниям в расследовании Мюллера, в частном порядке заявила, что доказательств в поддержку ареста «практически не было». Другой адвокат, работавший на  Skadden, признал себя виновным во лжи прокурорам из команды Мюллера, работая на украинскую фирму.  Украинцы наняли Skadden через Пола Манафорта. Когда-то давным-давно в Вашингтоне о Манафорте думали, как о маргинале — лоббисте с самыми низкими стандартами, желающем привлечь самых вопиющих клиентов. Но Мюллер показал, насколько жестко была привязана работа Манафорта от имени украинских клептократов к постоянной элите Вашингтона. Манафорт заключил контракт на часть своего лоббирования с фирмой Тони Подеста, возможно, самого влиятельного демократического представителя своего поколения.  Манафорт работал в отделе по связям с самой крупной республиканской лоббистской фирмой Mercury, где имел дело с Вином Вебером, бывшим конгрессменом-республиканцем и бывшим председателем Национального фонда за демократию.

Фоер говорит о том, что всё это питает подозрения, что сама идея либерального капитализма является лицемерным обманом: в то время как мир разграблен, самодовольные американцы разбогатели от своего соучастия в сделках с ворами и жуликами. ЦРУ-шник Палмер из посольства США был прав, предсказав уже тогда такую же судьбу и США: мародерствующая элита бывшего Советского Союза была тогда еще далека от мошенников, но они предложили клептократическую практику, которая вскоре станет широко распространенной. Одна горькая правда о российском скандале заключается в том, что к тому времени, когда Владимир Путин попытался повлиять на облик нашей страны, она уже склонилась в его сторону.

Это небольшие выдержки из статьи, где лично для меня ничего особо нового не было. Но она интересно написана и дает понимание не только того, как все начиналось, но и того, что ничем другим это закончиться и не могло. Я уже когда-то давно постила статью гарвардского экономиста Джеймса Генри, где он подробно описывал, как тогда грабили бывший СССР. Однако эта статья вызвала спор в Твиттере о том, кто же все-таки больше виноват в случившемся — США или КГБ? И не только российские журналисты пытались доказать, что в КГБ тогда были такие придурки, что сами не могли бы все это придумать. Но мы-то прекрасно знаем, кто был первопроходцами. С одной стороны Примаков со своими орлами и засланными казачками в США, с другой дедушка Киссинджер и К. Но я остановилась на этой статье, потому что как раз одновременно с ней вышла статья Бена Джуды, она была как продолжение статьи Фоера. Джуда пытался объяснить либеральному поколению, что не только плохие люди, но и плохая система порождает сговор между американской элитой и мировыми клептократами. Он пишет:

«Сопротивление и слишком много демократов в Конгрессе продолжают наивно говорить о России Трампа, как истории о героях и злодеях, где нужно выбросить несколько плохих парней; где все, что нам нужно, это «Время Мюллера», чтобы все было в порядке. Поверь мне, этого не будет. Это системно. И это о деньгах. Назовите это прачечной Америки. История Трампа-России — это коррупционная история. Это история о темных деньгах — деньгах, которые работают внутри системы и определяют ее контуры.

Меньше людей осознают, что, став центральным в глобальном отмывании денег, США не только принесли грязные миллиарды денег, но и создали теневую экономику, насчитывающую миллиарды, которая обслуживает иностранных клептократов. И еще меньше людей по-прежнему осознают, что эта система является побочным продуктом многолетних усилий американских миллиардеров, американских корпораций и различных других американских интересов, одержимых стремлением устранить усилия по обеспечению прозрачности, которые могут повлиять на их способы ведения бизнеса или влияние на политику.

Соединенные Штаты являются крупнейшим в мире производителем подставных компаний, используемых для отмывания и сокрытия темных денег. Мало того, что Соединенные Штаты производят более 2 миллионов корпоративных предприятий в год, по некоторым оценкам, производя в 10 раз больше компаний с подставными лицами, чем во всех других вместе взятых 41-м  мировом налоговом рае, — американские компании также были наиболее склонны к созданию компаний, не поддающихся отслеживанию, в исследовании, где исследователи выдавали себя за отмывателей денег, коррумпированных чиновников и финансистов террористов. И сами подставные компании не являются безобидным явлением. Судебное расследование крупных коррупционных дел, проведенное Всемирным банком в 2011 году, показало, что Соединенные Штаты являются ведущей юрисдикцией для включения организаций, вовлеченных в иностранные схемы отмывания денег.

Масштаб американского прачечного автомата огромен. По оценкам Министерства финансов США, в Соединенных Штатах ежегодно отмываются $300 миллиардов. Это примерно эквивалентно горнодобывающему сектору США — или 2% американского ВВП. Эти шокирующие статистические данные сами по себе показывают полный провал существующей в США системы по борьбе с отмыванием денег (AML). Что еще хуже, мало кто понимает, насколько важна защита интересов этой системы для лоббистской индустрии Вашингтона. Будь то определенные штаты США, защищающие свои права на производство анонимных подставных компаний, или правительства-клептократики, такие как Экваториальная Гвинея и Узбекистан, которые потратили сотни миллионов долларов на наем американских лоббистских фирм или юристов и агентов по недвижимости, борющихся за то, чтобы Законодательство по отмыванию денег продолжало не применяться к секторам, которые, как известно, функционируют как каналы отмывания денег, гниющих глубоко. Цель клептократов, эксплуатирующих инструменты и структуры, отточенные на  протяжении десятилетий доморощенных корпораций и миллиардеров — защитить свое богатство и влиять на политику.

Только думая о тех, кто был осужден по обвинениям, выдвинутым Специальным адвокатом, как о продуктах глубоко коррумпированной системы, мы можем должным образом проанализировать историю Трампа-России — не как некое неудачное собрание особо гнилых яблок, а как последствия американской прачечной самообслуживания. Нам не нужно «Время Мюллера». Нам нужно нечто гораздо более скучное и техническое: систематическая правовая, финансовая и политическая реформа, делающая финансовую систему Америки гораздо более прозрачной и гораздо менее коррумпированной. Конгресс должен прекратить ждать Мюллера и немедленно начать демонтаж американской прачечной. Не нужно результатов конкретного исследования, чтобы понять очертания общей картины».

Джуда заканчивает тем, что сенатор Элизабет Уоррен подготовила Закон о борьбе с коррупцией, который предусматривает пожизненный запрет на лоббирование президентов, вице-президентов, членов конгресса, федеральных судей и секретарей кабинета; предусматривает создание нового независимого Управления общественной целостности США; и попытки изменить нормотворческий процесс федеральных агентств, чтобы ограничить лоббистское влияние на законотворчество. Это хорошее начало. Это то, за что должен болеть клуб фанатов Роберта Мюллера — стремиться изменить структуру, а не превращать все в моральную пьесу о хороших американцах, плохих американцах и плохих иностранцах. Проблема гораздо глубже этого.

Да, проблема не просто глубже, она катастрофична. И об этом очень выразительно говорит Джон Динджелл, прослуживший более 59 лет в Конгрессе, где представлял Мичиган. Он говорит, что за это время на госслужбе видел много изменений в стране и ее институтах. Но то самое глубокое изменение, которое он видит сейчас, является также самым печальным. Это полный крах в отношении практически всех правительственных учреждений и беспрецедентный цинизм в отношении благородства самой государственной службы.  «Хуже всего — это настроение Трампистов. Эти ослы, которые видят заговоры в «глубинным государстве»  в каждой части правительства, составляют меньшинство меньшинства, но в настоящее время они являются самым слабым звеном в цепи более чем трех веков нашей американской республики. Бен Франклин был прав.  Основатели дали нам драгоценный, но хрупкий подарок. Если мы не будем защищать его с постоянной бдительностью, мы наверняка потеряем его».

Динджелл говорит: «Государственная служба не должна быть товаром, и выборные должностные лица не должны сдавать себя в аренду тому, кто предложит самую высокую цену, чтобы войти (или остаться) в офисе. Если вы хотите восстановить доверие к правительству, уберите ценник. Я считаю, что губительное влияние денег на наши выборы должно быть устранено». И он также считает, что пришло время принять изменения в Конституцию, что великий компромисс, как его называли, когда он был принят создателями Конституции, требовал, чтобы во всех штатах, больших и малых, было два сенатора. Идея о том, что Род-Айленду нужны были два американских сенатора, чтобы защитить себя от издевательств в Массачусетсе, возникла в рамках системы, которой управляли только 4 млн американцев. Сегодня в стране с более чем 325 млн и 37 дополнительных штатов. Эта структура не только устарела, но и совершенно опасна. В Калифорнии проживает почти 40 млн человек, а в 20 самых маленьких штатах общая численность населения меньше.  Однако из-за политической сделки 18-го века в этих 20 штатах 40 сенаторов, а в Калифорнии — только два. Эти малонаселенные, обычно консервативные штаты могут блокировать законодательство, поддерживаемое большинством американского народа. Это просто безумие.

Даже если через сверхпартизанский Дом пройдет хороший закон, он умрет тихой смертью в Сенате из-за непропорционального влияния малых государств. Своими собственными глазами я с ужасом и возрастающим гневом наблюдал, как этот дисбаланс у власти стал основной причиной нашего национального законодательного паралича. В праймериз голосовой аншлаг меньшинства отвратительных ослов может удерживать всю страну в заложниках экстремистских взглядов. Это безумие заставило истинных государственных служащих бежать к выходу. Коллегия выборщиков имеет тот же структурный недостаток. Вместе с 337 моими коллегами в 1969 году я проголосовал за внесение поправок в Конституцию с целью ее отмены. Дважды за последние 18 лет мы видели, как проигравший народный голос становился президентом благодаря формуле Коллегии выборщиков, которая придает тот же непропорциональный вес малым штатам, каждое из которых получает два автоматических голоса за своих двух сенаторов. Однако есть решение, которое может получить немедленную поддержку населения: отменить Сенат. Как минимум, объедините две камеры в одну, и проблема будет решена. Этим займется национальное движение, начинающееся на низовом уровне, и потребует массовой организации, стратегического голосования и сильного лидерства на протяжении поколения. Но у этого есть хороший звонок, не так ли? «Отмените Сенат». У меня сейчас напечатаны синие кепки с этим лозунгом. Они будут сделаны в Америке».

По сути, то, что сейчас пытаются отменить американцы — это как раз то, что нам пытаются навязать Путин с Медведчуком, создав автономию из ЛДНР, которая будет блокировать все решения Верховной Рады.  Тупое меньшинство ослов-путинистов будет блокировать всё, что прикажет Кремль. И любой, кто решится на эту сделку с Кремлем, загонит нас в тот же тупик, в котором сейчас оказались Штаты. Это нужно понимать всем. И о чем еще говорит Динджелл — о защите независимой прессы. Это тоже важно! «Именно здесь отцы-основатели поняли это правильно. Джефферсон сказал: «Если бы мне оставалось решать, следует ли нам иметь правительство без газет или газеты без правительства, я бы не колебался ни минуты, чтобы предпочесть последнее». У Томаса Джефферсона было первое слово, и у него должно быть последнее слово: «Наша свобода зависит от свободы прессы, и это не может быть ограничено без потери».

Петю тут неплохо потроллили. Кстати, Петины пиарщики  слоган сперли у Гереги, слегка изменив. Это баннер Гереги. Как-то неудобно получилось.

А теперь главное. Пока Турчинов на своем рабочем месте в СНБО переписывает Библию, а все над этим ржут, я вам честно скажу, что мне как-то не очень смешно от этого, а еще более тоскливо от их молитвенных завтраков. Я в прошлом посте поднимала вопрос пасторов. Сегодня покажу вершину айсберга. Давайте поговорим о мероприятии, на которое наша Верховна Рада мотается чуть ли не в полном составе, как дурни с помытой шеей. Это Национальные молитвенные завтраки в Вашингтоне. Или как об этом написали в   «Таймс», «ежегодное мероприятие стало международным торговым базаром, где иностранные высокопоставленные лица, религиозные лидеры, дипломаты и лоббисты борются за доступ к высшим достижениям американской власти».

В своей книге 2009 года «Семья: тайный фундаментализм в основе американской власти» Джеффри Шарлет рассказывает о влиянии христианской организации, известной публично как «The Fellowship» (Братство), (именующее себя внутри как «Семья»), основателей и администраторов Национального собрания. Молитвенный завтрак. Членами этой Семьи, о которой Шарлет сообщает, являются вице-президент Майк Пенс и бывший генеральный прокурор Джефф Сешинс, — это очень мощная организация, чье специфическое видение Иисуса как идеального «сильного человека» определяет их политическое богословие, и которое нашло в президенте, сильного человека, которому симпатизирует. Трамп, идеальный сосуд для их убеждений. «Что интересно в Трампе, так это то, что он на самом деле не верующий, но он собрал самый фундаменталистский кабинет в истории США. Никогда такого не было. Этот самый семейный», — говорит Шарлет в интервью. По его словам Семья часто использует Национальный молитвенный завтрак и связанные с ним события в качестве инструмента подбора и дипломатии для лоббистов между лоббистами и иностранными правительствами, которые, по мнению организаторов, разделяют его «сильный» подход без формального надзора со стороны правительства.

Это самая старая и, возможно, самая влиятельная христианская консервативная организация в Вашингтоне.  И причина, по которой некоторые люди, возможно, не слышали об этом, состоит в том, что это самым тщательным образом скрывается. Больше всего эти люди любят деньги, а деньги любят тишину, поэтому Братство к публичности не стремится, их эффективность тоже определяется тишиной, поскольку они служат, как они говорят, «взлетам и падениям влиятельных людей», если те служат им в частном порядке за пределами общественных глаз. В отличие от традиционного христианского права, которое лезет везде, чтобы привлечь к себе внимание, эти парни практикуют то, что Джордж Буш-старший оценил как «тихую дипломатию». В общем, это евангелисты.

Эта довольно забавная история началась еще в 1935 году, когда Авраам Верейде, основатель этого кружка и весьма выдающийся еванглистский лидер своего времени, имел видение от Бога, по его рассказам, Бог говорил с ним о том, что христианство в течение 2 тысяч лет ошибалось с его акцентом на бедных и слабых, что Бог на самом деле хотел от Авраама — и тех, кого он выбрал — служить тем, кого называл «взлетам влиятельных людей». Именно бизнес-лидерам и правительственным чиновникам Верейде и служил, носясь с идеей, что если они завоюют ключевые посты в государстве, то тем заложат фундамент построения общества на основе фигуры Иисуса как силы, которая всегда в центре внимания.

Семья создавала Национальный Молитвенный Завтрак как устройство для вербовки. Они начали пытаться воплотить эту идею еще в 40-х годах, чтобы оказаться в центре американской политической жизни настолько, чтобы их все воспринимали как должное. Сначала они пытались уболтать Рузвельта на эту авантюру, но тот послал их подальше; вслед за ним их туда же послал и Тремэн. Счастье улыбнулось в 1953 году с приходом к власти Эйзенхауэра, который считал себя в долгу перед баптистским пастором — телезвездой Билли Грэмом, который, работая на Семью, помог заполучить голоса евангелистов за Эйзенхауэра. Это было еще тогда, когда южные евангелисты не голосовали за республиканцев. С тех пор это стало дурной традицией, раз в год использовать президента в качестве ключевой фигуры на своем мероприятии. Но это только 1% от того айсберга, что составляет их работу.  «Как они описывают это, это средство вербовки, чтобы привлечь тех, кого они интересуют, в то, что они описывают как молитвенные ячейки, где они встречаются. И я цитирую здесь [из семейных документов]: где «вы встречаете Иисуса, человек человека». Между тем, вокруг молитвенного завтрака, который является лишь одним событием в первый четверг февраля, проходит недельный лоббистский фестиваль. Итак, вы посмотрите на список иностранных лидеров, которые приезжают снова и снова со всего мира. Они там для доступа к американской власти; они там, чтобы заключать сделки».

Они не гнушаются, как говорит Шарлет, устраивать встречи с отвратительными фигурами — лидерами из других стран, которые иначе не имели бы доступа к американской власти.  Семья считает, что вся власть от Бога, а лидер помазан Богом, который и направил лидера во власть, а не какие-то там избиратели. Но при этом из штанов выпадают, помогая пролезть во власть нужным им людям. Шарлет говорит, что это дикое и необычное прочтение Иисуса. Они часто сравнивают Иисуса с некоторыми из худших правителей в истории. Гитлер — любимое сравнение; они также сравнивают его с Мао, с Пол Потом. Суть, которую они пытаются подчеркнуть, заключается не в том, что Иисус является фашистом или коммунистом, а в том, что Иисус силен. Иисус сильный человек. И он предлагает завет, который они описывают как «Иисус плюс ничего». Другая фраза, которую они использовали в прошлом, это «тоталитаризм для Христа».

Стоит подчеркнуть, что большинство христианских фундаменталистов  не принимают это. Они считают, что Иисус пришел за «овцами». Но давний организатор Национального Молитвенного Завтрака Дуг Коу сказал: «Нет. Иисус был там для волков». Если большинство верит, что наступит какой-то апокалиптический момент, и тогда Христос придет и будет править в течение тысячи лет, то Семья вписывается в другую точку зрения, называемую постмиллениализмом. И это та идея, что Христос не вернется, пока мы не установим мировой христианский порядок на тысячу лет. Семья использует это, чтобы преследовать то, что они описывают как долгосрочную цель 200 мировых лидеров, тихо объединенных через Семью и их преданность Иисусу так, как Семья понимает его.

Они активно и давно помогали Марии Бутиной, видя в ней также доступ. Семья представляет себя миротворцем. Это видение мира — это видение сильного человека. Два сильных должны встретиться, а Иисус будет между ними арбитром. Таким образом, они собираются посмотреть на Россию в контексте этой давней и действительно растущей любви американцев-христиан с Путиным. Они считают его образцом христианского лидерства. Таким образом, с их точки зрения, они не помогают российскому шпиону — они помогают принести мир между двумя достойными и сильными лидерами, которых избрал Бог. Так считает Джеффри Шарлет, который давно исследует эту тему, и это уже его вторая книга о них.

Добавлю только, что сейчас руководит всей этой тусовкой Национального молитвенного завтрака Даг Берли, он возглавил эту тусовку в 2017 году после смерти своего тестя Дуга Коу, который эту тусовку и организовал и который был тесно связан с Борисом Бирштейном. За это время они вовлекли в эти молитвенные тусовки 120 стран. Берли организовал такую же тусовку в Москве, куда он часто наведывается, а теперь еще и в Украине. На молитвенном завтраке, организованном Павлом Ургуряном, как вы понимаете, без Берли не обошлось. Имея свой международный Фонд стипендий «Семья», они растят свои кадры — это юристы, которых они выводят в люди и пристраивают на нужные должности в правительстве и судах. И это Братство прилично разрослось, их более 70 тыс. Берли также присутствовал на молитвенном завтраке в Украине и в 2014 году, когда это мероприятие впервые организовал Александр Турчинов, а в 2017 году, как пишут, сидел за одним столом с лидером «Батькивщины» Юлией Тимошенко. Куда же вы все лезете?

На ролике Берли на молитвенном завтраке в Москве.

Comments

comments

  • dom3d

    Алла пишет, что Егор Гайдар обратился к Соединенным Штатам за помощью в поисках миллиардов, которые КГБ вывел из страны..
    И сколько миллиардов, КГБ вывел в США? Два или двести?

    • Alla Knyazeva

      Это писал ЦРУ-шник из стати Фоера. Вообще-то сумма там исчисляется в триллионах.

      • dom3d

        У СССР было несколько триллионов долларов?
        Алла, вы этому бреду верите?

        • Alla Knyazeva

          Что значит были триллионы? Речь же идет о приватизации. Когда скупались предприятия за копейки, потом перепродавались, а деньги выводились. Каким образом появились российские олигархи? Они что имели деньги на покупку заводов и ресурсов? Заходили деньги или припрятанные гэбней раньше на Западе, или иностранцы дешево скупали. Вспомни скандал с Бородиным — завхозом Ельцина, на которого на Западе дела открыли. И что с прокурором Скуратовым сделали за его расследования ельцинской коррупции. Выведенные активы на Запад — это не значит бумажки (денежные купюры) Активы Блаватника оцениваются в 17 млрд долларов. Это же не значит, что у него на счету в банке лежит 17 млд. Как и у всех остальных.

          • dom3d

            Спасибо за ответ. Пару триллионов госпредприятий СССР стоят.
            Но приватизация госпредприятий СССР — это немножко не то, что вывод денег которые КГБ вывел из страны.

      • Vadim Holobok

        после избрания первого и единого преза ссср голд партии составлял 9 эшелонов, которые поместили в 27 «бумаг».
        далее «покрыто мраком», 300 вагонов исчезли, а это «всего лиш» 900 млн $.
        даже по сравнению с Украиной…

  • Гандонов Иван

    Вибори власне нічого не змінять в Україні — бо сама система побудована так, щоб продукувати хаос і злидні.
    Проста арихметика:
    У нас 5-ступенева система управління — президент, прем’єр-міністр, обласна державна адміністрація, районна державна адміністрація, сільська рада.
    У Франції, наприклад, система двуступева: президент — префекти…

  • Гандонов Иван

    Що це було?:

    Китайский министр объяснил, почему не пожал руку Анатолию Чубайсу
    https://snowman-fedya.livejournal.com/2276313.html

  • Jorg Klyamka

    Реформа Гайдара состоит в том, чтобы не закапывать деньги в безнадежную рашкину экономику, а вкладывать их в экономику Европы и США. Это продолжил Кудрин. Вот и появились фонды, куда вложили до 600 ярдов и каждый год имели с них твердую прибыль по процентам. Но хотелось большего. И тут поссорился Окурок с Западом, потому как не дали запустить руку в стратегические предприятия, типа Опель. Двойные стандарты, видите ли. Сейчас из-за санкций они вывозят бабло вагонами нала, лежит мертвым грузом порядка 400 ярдов, ну не раздать же их рассеянам. А валовый продукт должен расти, вот за счет новых поборов и будет расти.
    Статья началась как бы за Украину, но мысль переключилась на Штаты, неужто там интересней, завтраки за подношения, долгая волынка Мюллера, которая закончится пшиком. Там тоже времена изменились, уже как раньше бандита за неуплату налогов пожизненно не посадишь, юристы выкрутят. Трампа уже и с этой стороны хотят подцепить. Из бизнеса идти в президенты там опасно, лучше как Рейган, из меньшей полтику в большую