Много ли вы встречали в жизни стильных людей? У Сергея Параджанова был стиль. Даже его выступление в суде было стильным.  Как мало в жизни людей со стилем.  Когда-то я учила этот монолог  наизусть. Запомните его.

Стиль — вот ответ на все!

Поэма Чарльза Буковски. Читает Бен Газара в фильме «История обыкновенного безумия» Марко Ферерри, 1981г

«Стиль».

«Стиль — вот ответ на все. Свежий подход к чему-то глупому или опасному. Предпочтительнее делать что-то глупое стильно, чем делать что-то опасное без стиля. Делать что-то опасное стильно — вот то, что я называю искусством. Бой быков может быть искусством. Бокс может быть искусством. Любовь может быть искусством. Открывание банки сардин может быть искусством. Немногие имеют стиль. Немногие могут соблюдать стиль. Я видел собак более стильных, чем люди! Хотя немногие собаки имеют стиль. У кошек стиля хоть отбавляй! Когда Хемингуэй с помощью ружья размазал свои мозги по стене — в этом был стиль…  Иногда люди дают вам образцы стиля. Стиль был у Жанны Д`Арк, у Иоанна Крестителя, у Иисуса, у Сократа, у Цезаря, у Гарсия Лорки… Я встречал людей со стилем в тюрьме. В тюрьме больше людей со стилем, чем на свободе. В стиле все дело. В том, как ты поступаешь, как поступают с тобой. В том, как шесть цапель спокойно стоят в пруду, или в том, как ты выходишь голый из ванны, не видя меня…»

Многие сходили с ума, пытаясь найти смысл жизни. Часто такие поиски опускают человека на самое дно. Можно ли докопаться до истины, добавив себе остроты ощущений, в алкоголе и женщинах? Острота восприятия действительности, смысл и ценности, чувство значимости, зачастую уводят от смысла еще дальше. Часто поиск целей подменяется поиском смысла жизни. Чем больше думаешь о смысле, тем меньше в этом остается смысла.

Много лет размышлял я над жизнью земной.
Непонятного нет  для меня под луной.
Мне известно, что мне ничего не известно, —
Вот последняя тайна  открытая  мной.
(Омар Хайям)

Не ищи смысл жизни. Он сам найдет тебя, когда будет надо!

Фильм заканчивается таким монологом:

«Солнце дарит милость, но только как поднятый факел. Самолеты распаривают небо,ракеты скачут, как лягушки, мир перестал быть ценностью. Безумие описывает круги мысленно, как лилии на пруду. Художники пишут, капая красным, зеленым и синим. Поэты рифмуют одиночество, музыканты, как всегда, голодны, прозаики не находят точки. Зато пеликан и чайка ныряют себе глубоко, выныривают, потрясая полумертвой и радиоактивной рыбиной в клюве. Небо красно-оранжевое, цветы распустились, но их покрывает слой ракетной пыли и грибов, ядовитых грибов…  А в миллионах комнат лежат любовники, потерянные и больные, как мир. Нам не проснуться, обречены мы вечно умирать во сне».

Comments

comments