Самым неожиданным на выборах в Германии был бардак, который там творился, особенно в Берлине. Что никак не похоже было на хваленый немецкий порядок. Во-первых, там кроме того, что сразу проходили выборы в бундестаг, в городские и районные органы власти одновременно, так они еще решили вместе с выборами провести референдум по вопросу об экспроприации квартир у крупных жилищных концернов. К этому референдуму рассылали приглашения на выборы в конвертах с брошюрами, в которых страниц на 12 были аргументы сторонников и противников экспроприации, а конверты вскрывались, как правило, на участках и там же все это и долго читалось. Плюс к этому на участках было всего по несколько кабинок для голосования из-за ограничений связанных с Ковидом, что не помешало придуркам в этот день устроить марафон и перекрыть из-за него весь Берлин. В результате на участках очереди, люди начали путаться в бюллетенях, портить их, а в середине дня они вообще закончились, но из-за марафона их не могли быстро подвезти. К концу выборов многие не успели проголосовать, а в урнах оказалось много недействительных бюллетеней из других участков. Такое произошло на 99 избирательных участках в Берлине, куда по ошибке завезли бюллетени из других участков. Меркель уже поздравила Шольца, но теперь пишут, что может будут где-то переголосовывать.

Зеленых сбили хорошо организованной технологией фейковых новостей, то Анналена Бербок собирается пенсии вдовам отменять, то запретить домашних животных, то легализовать педофилию и прочий бред, который зеленые едва успевали опровергать. Правда, другим тоже досталось. Однако теперь надо дождаться коалиции, надеюсь, что не будет так долго как в Израиле. Зеленые и свободные демократы имеют на двоих золотую карту. Сейчас они объединились, согласуют позиции и предложат их Шольцу и Лашету, кто из них первым купит эту золотую карту, тот и станет канцлером. А пока будут торговаться. Шольц же сказал, что с консерваторами Лашета он объединяться не собирается. Пока обсуждать нечего. С Лашетом все останется по-старому, как и было, а с Шольцем ожидают непонятно каких, но перемен. Лучшее, что они могут сделать — это присоединить Германию к клубу европейских стран во главе с социал-демократическими партиями, в который входят Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания, Испания и Португалия. Если Шольц развернется от Китая, к которому у него особая любовь, хотя Китай, имея большие надежды на Шольца, прекрасно понимает, что зеленые и свободные демократы притормозят хотелки Китая. У Шольца были самые тесные связи с Китаем, хоть он и молчал всю предвыборную кампанию о Китае, но говорил о том, что хочет, чтобы ЕС стал сильнее и имел свою собственную позицию. Он считает, что сильная и независимая Европа — это основа для мирного сосуществования всего мира. Этого хочет и Китай. «Как первый мэр Гамбурга, города-побратима Шанхая, Шольц поддерживал тесные связи и сотрудничество с Китаем, особенно с городом Шанхай», — сказал Global Times Цзян Фэн, ученый из Шанхайского университета международных исследований.

Ангела Меркель была тем человеком, которая ради интересов России помешала Украине вступить в НАТО и ЕС, — с гордостью говорит двенадцатилетний советник Меркель по внешней политике Кристоф Хойсген в своем интервью крупнейшему немецкому журналу Der Spiegel. «Мы не хотели разжигать этот конфликт. Вот почему, несмотря на сильную оппозицию со стороны США, она помешала Украине получить перспективу вступления в НАТО; Соглашение об ассоциации с Европейским союзом не открывало никаких перспектив членства. Она всегда помнила о том, что для России терпимо». Хойсген говорит, что тогда помог Янукович своим отказом, но несмотря на это «мы все еще не могли сказать украинцам: извините, из-за вашего географического положения не может быть Соглашения об ассоциации». Не могли, потому что было бешеное давление США, а немцы до прихода Трампа с американцами в споры не вступали. Хотя Меркель не раз открыто намекала на особые отношения с Россией, что, конечно, вызывало удивление к востоку от Одера. А за кулисами она была едва ли не самым большим помощником Путина (даже открыто разместила на своей территории объекты ГРУ). Три немецкие компании, попали под санкции из-за Навального, за поддержку   российской программы создания химического оружия. Они в основном занимаются предоставлением материалов-прекурсоров и оказанием технической поддержки находящимся под контролем ГРУ предприятиям по производству оружия в России. В этом контексте становится совершенно абсурдным то, что Германия закрывала на это глаза, помогая тайной программе Путина и ГРУ по созданию химического оружия. Это обескураживает, если честно. А потом они лечат Навального?!

В то же время Хойсген говорит, что Меркель заранее знала, что Китай станет мировой державой, поэтому она и ездила ежегодно с 2006 года в Китай и тогда же начала консультации с правительством. «Такое пристальное внимание к Китаю было дальновидным и правильным», считает Хойсген, который фактически исключил термин «Запад» из своего словаря.

«Правила будущего всего мира будем определять мы», — говорит Го Цзичэн, доцент Пекинского Института идеологических и политических исследований Китайского университета политологии и права. Поскольку мир сталкивается с «изменениями, невиданными за столетие» — подъема Востока и упадка Запада, Го считает, что Китаю пора активизировать свою игру и спасти человечество. Он считает, что поскольку защищал докторскую степень в области западной философии, то это дает ему право сказать, что все беды и проблемы, с которыми сталкивается человеческое общество сегодня, были вызваны западной цивилизацией, поэтому Запад по определению неспособен исправить эти проблемы…»Следовательно, по мере того, как мы движемся к великому обновлению китайской нации, к центру мировой сцены, мы должны не только решить нашу задачу встать и позиционировать себя как нация в лесу наций, но также внести фундаментальные изменения и поправки в глобальный ландшафт, в котором на протяжении веков доминировал Запад».

Но что общего у Меркель с Макроном? Что общего у Меркель с Си или Путиным? Все говорят о особом стиле Меркель, который помог ей столько лет продержаться канцлером. Французы говорят, что этот ее особый стиль с ее простотой, нордической прохладностью, протестантской моралью и скучными речами, не имел бы шансов во Франции даже выжить в первом туре президентских выборов. У французов инфантильное отношение к власти. Им нужен энтузиазм, поэзия, пышные и громкие слова, обещания, которым они рады верить. Но она была неотъемлемой частью того нового и все более пугающего мира, в который мы вступили после прихода Трампа. Все были до смерти напуганы этой неокейнсианской эпохой огромных долгов, темных денег и сумасшедших ожиданий. «Меркель была анти-Трампом, анти-Джонсоном, антипопулизмом по преимуществу», как написал кто-то из французов. Теперь они напуганы тем, что их ждет после Меркель. А общее между ними было то, что все они так или иначе тормозили развитие Украины. Им проще было дать Украине денег, чем развивать ее. Не могу сказать, что все делалось именно в угоду Путину. На самом деле никому из них не был выгоден подъем Украины до уровня конкурента в чем-то. Жерар Аро, бывший посол Франции в США, сказал: «Мир — это джунгли. Франции только что напомнили об этой горькой правде по тому, как США и Великобритания нанесли ей удар в спину с Австралией». Что же тогда нам говорить? Та игра в «Дипломатию», которую все эти игроки вели с нами, на самом деле была просто дулей в кармане. И та же игра в Дипломатию по отношению к ним, привела в ярость французов.

Однако Премьер-министр Дании Метте Фредериксен заявила, что споры в Индо-Тихоокеанском регионе были преувеличены, и что весь ЕС не должен быть втянут в недовольство Франции из-за потери контракта на строительство подводных лодок для Австралии. На вопрос, понимает ли она разочарование Франции в отношении Вашингтона, Фредериксен ответила датскому новостному сайту Politiken: «Нет, я этого не понимаю. Я вообще этого не понимаю», — добавив, что считает Байдена «слишком лояльным». Она права. Это же Байден уболтал Грецию на закупку новых французских фрегатов. Теперь греки с французами разрабатывают какое-то новое партнерство «очень сильный альянс, который выходит за рамки обязательств друг перед другом в контексте ЕС и НАТО», как сказал премьер Кириакос Мицотакис. Это что-то совместное против Турции в Средиземноморье в обход НАТО. Франция тем самым стала на сторону территориальных претензий Греции. Интересно, что об этом думает Германия, которая поддерживает Турцию, и что думают другие столицы ЕС?

«Немного странно говорить, что пакт способствует европейскому суверенитету. Это традиционный оборонительный пакт XIX века между двумя европейскими державами. Это больше связано с преследованием узких национальных интересов, чем с Европой», говорят европейские дипломаты. Но таким же образом некоторые члены ЕС хотят сохранить связи с Россией. Тогда о какой внешней политике в ЕС может идти речь? При этом греки говорят, что они рады углублению этих связей с французами, но подчеркивают, что США остаются их основным партнером в области безопасности. И это не изменится. Это то, что понимает Вашингтон, и он был счастлив, что эта многомиллиардная сделка состоялась, учитывая недавний фурор по поводу аукусской сделки, и надеясь сделкой с Грецией успокоить гордость Макрона. И это пока Германия договаривается с Турцией по поводу продажи туркам двух подводных лодок. Если вдуматься, то это — Дурдом.

Но самое прикольное, что все эти французские рассказы про удар в спину никуда не денутся, они будут продолжаться, несмотря ни на что. Просто Париж считает экспорт оружия одним из самых важных элементов своего суверенитета. Буквально через день после убийства в Стамбуле три года назад саудовцами журналиста Джамала Хашогги, Макрон и его свита получили секретный брифинг разведки о том, как Саудовская Аравия использовала французское оружие в Йемене. Шесть месяцев спустя, когда Германия и другие европейские страны прекратили продавать оружие саудовцам, Макрон отклонил призывы к нему сделать то же самое, как «популистские», назвав чистой демагогией связь между продажей оружия и убийством Хашогги. В 2018 году экспорт французского оружия вырос на 50 %; он включал продажу Саудовской Аравии патрульных катеров и другого оборудования на 1 млрд евро. А в прошлом году, когда экспорт французского оружия резко упал, продажи в Саудовскую Аравию помогли удержать французскую оборонную промышленность на плаву. «Экспорт оружия — это бизнес-модель нашего суверенитета», — отметила в 2018 году министр обороны Флоренс Парли. С другой стороны, если Трамп может продавать дому Сауда оружие на миллиарды, то почему не может Франция? То, что Трамп плевал на ЕС и другие страны, на которых не мог заработать — это сыграло злую шутку в последствии. Кое-кто в ЕС почувствовал вкус свободы и возможность делать дела не советуясь с Вашингтоном. Теперь Германия и Франция живут мечтами о Европе свободной от США. Китай и Россия им уже ближе. Для Байдена теперь это большая проблема.

И это было видно на этой неделе, когда Европа и США создавали новый технологический альянс (ТТС), а французы пытались захватить рынок полупроводников, пока правительства ЕС пытались согласовать проект совместного заявления для встречи, который охватывает всё, от ИИ до экспортного контроля. Франция  заблокировала продвижение проекта по микрочипам, попросив правительства европейских стран и США отложить переговоры по структурным изменениям, требуя существенного смягчения выводов по ключевым областям, что уже стало вызывать ужас среди других стран ЕС, которые считали, что после сделки с Грецией драма закончилась. Франция также хотела, чтобы комиссия (ТТК) больше делала акцент на «стратегическую автономию» ЕС, и не соглашалась с текстом проекта заявления ТТК в части полупроводников, мировой торговли и даты следующей встречи в марте следующего года. Комиссия заявила, что теперь вернется к чертежной доске с США, чтобы посмотреть, с чем может жить Вашингтон в свете французской позиции. В смягчении выводов по полупроводникам, что следует из совместного заявления ТТС, французы все же добились успеха.

Но в основе усилий Парижа был план поставить под контроль французу Тьерри Бретону, комиссару ЕС по внутреннему рынку и бывшего гендиректора по технологиям, все трансатлантические дискуссии по полупроводникам и пытается выиграть время. Играя на стороне Франции, Бретон выразил сомнения относительно трансатлантических отношений во время поездки в Вашингтон сразу после отказа Австралии от сделки, заявив, что ЕС и США должны «приостановить и перезагрузить» свои «разорванные» отношения. В задачи Бретона входило — попытаться склонить производителей микросхем Intel, TSMC и Samsung, открыть во Франции / ЕС передовые производства, чтобы не зависеть от тайваньских заводов, которыми управляет тайваньская TSMC. В общем, получилось — ЕС против Тайваня. Макрона не смущало наносить удар в спину маленькому Тайваню. Это не очень понравилось Брюсселю, проповедующему свободную торговлю, что противоречит более интервенционистским взглядам Франции. Но это не могло понравиться и Германии, имеющей самое крупное производство у себя в стране.

Ну и как же без еще одного «друга» Украины — Венгрии? 27 сентября, сразу после дурацкого саммита в Будапеште, представители венгерской государственной энергетической компании MVM и российской компании Газпром экспорт (дочерняя компания Газпрома) подписали два новых долгосрочных газовых контракта на 15 лет с возможностью их перезаключения через 10 лет (включая, например, сокращение объемов поставок газа). Цена и ее формула не разглашаются, а министр иностранных дел Петер Сийярто подчеркнул, что цена будет «более выгодной, чем в предыдущем контракте», действовавшем в 1996–2015 годах (с момента истечения срока его действия Венгрия покупала сырье, не использованное в течение срока действия контракта). В Киеве возмутились, что в контракте изменен маршрут поставки газа в Венгрию. Газ теперь будет отбираться на границе с Сербией или по Северному потоку. А чего вы ожидали от этих друзей Путина? Как дети со своими нотами протеста. Кобыла жеребца Сереги Лаврова — Машка Захарова назвала реакцию Украины  «завистью» к выгодному долгосрочному контракту Венгрии. А Песков — «истерикой», добавив, что Путин выразил «готовность продолжить транзит газа через Украину после 2024 года при наличии соответствующих экономически выгодных и разумных условий». Интересно, что он имел в виду, говоря о выгодных условиях?

Не так просто Венгрии достался этот контракт и даже не потому, что газовый магнат Путин решил угодить сербам, на которых питает большие надежды. Сделка Газпрома идет в привязке со сделкой Росатома на строительство двух новых блоков АЭС в Пакш, на что Москва открыла Будапешту кредитную линию до 2030 года. Из-за сильных разногласий по этим АЭС директор Управления по атомной энергии Венгрии Дьюла Фихтингер вынужден был подать в отставку. Сделка была заключена без открытого конкурса и она не соответствует венгерским стандартам. Ведомство Фихтингера считает сделку плохой и указывает на серьезные проблемы с документами. Одна из проблем — это то, что блок строится в опасной зоне, где геологические исследования показали активные линии трещин — когда-то там было землетрясение. А предоставленные Росатомом документы больше похожи на филькину грамоту.  И, согласно отчету Direkt36, утверждающий орган не был этим удовлетворен. Построение АЭС на тектонически активной линии разлома запрещено постановлением правительства. Тем не менее, правительство отклонило эту озабоченность. Уже все забыли Чернобыль. Хотя ЕС должен очень внимательно изучать все проекты Орбана, пока они не стали их общей проблемой. Хотя сам Орбан уже давно стал проблемой ЕС.

Орбан — это зеркало Трампа. Стив Бэннон, считающий Орбана образцом популистской политики, как-то назвал его «Трампом перед Трампом». Орбан был первым, кто начал строить пограничный забор и продал его венгерскому манюпасу, как защиту от массовой миграции в 2015 году, а через два года он направил в Брюссель счет на оплату строительства забора, в котором предлагал ЕС отплатить Венгрии за «защиту всех граждан Европы от потока нелегальных мигрантов». Ну, как говорил Трамп: «Мексика заплатит за стену!»  Орбан был не только первым строителем забора, но и первым, кто еще в 2002 году, когда его Фидес проиграла выборы, так и не признал поражение законным, обвинив выигравшую Соцпартию в фальсификациях выборов, несмотря на то, что сам с 1998 года был премьер-министром и фальсификациями мог заниматься только он сам. «Трамп и Орбан — прекрасные парни», — саркастически сказал Иштван Янош, директор Будапештского центра исследования коррупции. «Они оба пытаются разрушить верховенство закона и институты, а также уверенность своих граждан в них». У Орбана много общего не только с Трампом, но и с Путиным. Партия Орбана Фидес — это зеркало Единой России со своими фиктивными оппозиционными партиями и бесконечным барабаном пропаганды. Орбан переписал конституцию Венгрии в течение двух лет после вступления в должность в 2010 году. Путину для этого понадобилось намного больше времени. Режим Орбана — это «клептократия», заявляют международные эксперты.

Однако Стив Бэннон, называет Орбана «самым значительным человеком на сцене в настоящее время» в Европе, который остановил «исламский захват». Бэннон создает организацию под названием «Движение», направленную на распространение популистской политики Орбана по всему континенту. В мае этого года Бэннон и Орбан провели час, встречаясь один на один в Будапеште. Такер Карлсон из Fox News был ключевой фигурой операции Бэннона с 2019 года, когда Орбан заплатил лоббистской фирме $265 тысяч — сразу подключился Карлсон. Он тут рекламирует свои два фильма и шоу в августе, за месяц до их саммита в Будапеште с участием Майка Пенса, но он там еще 7 августа выступал у Орбана на ультраправой конференции с речью «Мир согласно Такеру Карлсону». После этого начались проблемы на Балканах. Но в эту среду Орбан находился в Праге. По просьбе Путина или Бэннона — уже без разницы. В Чехии через неделю выборы. Популярность правящей партии Бабиша ANO упала до 24,5% накануне выборов, и Орбан приехал встретиться и поддержать своего приятеля. Не все довольны визитом Орбана — протестующие ждут его с плакатами вроде этого: «хуже всего — лучше ненависти», а пресса пишет, что Орбан вмешивается во внутреннюю политику Чехии, публично поддерживая партию Бабиша, а это нарушение дипломатических правил. Но все похоже на то, что Орбан и Путин остаются без Чехии. Пиратская партия вместе «Мэрами и Независимыми» и правоцентристский блок SPOLU могут набрать достаточно для большинства и они не собираются сотрудничать с ANO. Но это смешно, если Бабиш думает, что Орбан его спасет.

Странно то, что Милош Земан сейчас с группой консультантов «рассматривают» ситуацию в Афганистане. Это все равно, что группа консультантов из Гаити или Науру решают проблемы Афганистана. Но Земан упорно называет уход из Афганистана «поражением Запада» или «провалом НАТО», а его окружение повторяют и то, и другое. Но многие сходятся на том, что отнюдь не миграционный кризис заставил Земана влезть в этот афганский синдром, а то, что уход США из Афганистана — это огромная проблема для его любимой России. Путин боится внутренней нестабильности, роста мусульманского населения и того, что Талибан, как руководство страной, может стать «моделью» для других центральноазиатских государств у российской границы. И, конечно же, Путина не устраивает изменение геополитических условий в Чехии. Земан вынужден был подписать новый закон об энергии, который юридически запрещает любое присутствие России и Китая в будущих энергетических сделках в Чехии, в основном в атомных электростанциях, то, что Росатом продавливает в Венгрии. Эта стратегическая мера защиты, аналогична чешскому кибер-агентству в 2018 году, вытеснившему Huawei + ZTE из чешской сети 5G. Китай жалуется на исключение в Чехии из тендера на новые блоки АЭС. Они говорят, что это несправедливо, и Чехия должна уважать рыночные принципы.

Майк Помпео проснулся. «Помните, когда данные обещания выполнялись?» — спрашивает он в Твиттре. А у него спрашивают в ответ: «Вы имеете в виду, что вы обещали Афганистан Талибану?».  Как сказал Сергей Пугачев в интервью Гордону, что высочайший цинизм на уровне искусства — это англичане. Я задумалась. В принципе он прав, но как назвать цинизм американских республиканцев? Хороший вопрос. Скажем так: искусство — это у англичан, а творчество — это у республиканцев. Если у англичан цинизм способен на яркие и сильны шедевры, причем за чужой счет, то тот же флакон цинизма в руках республиканцев легко превратится в творчество душевнобольных. Но о цинизме англичан я сегодня писать не буду, хотя собиралась, но уже в другой раз. В последние дни наблюдая за тем, как республиканцы в Сенате распинают начальника штабов генерал Марка Милли и министра обороны Ллойда Остина за вывод войск из Афганистана, начатый Трампом и Помпео, как это назвать? Они все молчали, когда Трамп это затеял, теперь советуют Милли, которого назначил Трамп, подать в отставку.

«Простите, но администрация Трампа была дилетантской дипломатической неразберихой. Было серьезной ошибкой заключить соглашение с талибами и отодвинуть на второй план афганское правительство, которое получало поддержку в течение многих лет. Решение Байдена было логичным и последовательным. Он знает, насколько это невероятно дорогое развертывание и насколько оно непопулярно в США, но мне все же хотелось бы, чтобы он решил иначе», — сказал Spiegel советник Меркель Кристоф Хойсген.

Чего хотели республиканцы — это вряд ли кто-то поймет. Но Афганистан стал главной темой консервативных СМИ и сплоченным криком для кандидатов-республиканцев, стремящихся превратить выход в импичмент Байдена. На самом деле они злятся на Милли не за Афганистан, а за последнюю книгу Вудворда и Косты, в которой они описали, что творилось в лагере Трампа в последние дни. Сенатор Мэтт Гаец, подонок, на котором клейма негде ставить, размахивал копией книги, когда допрашивал Милли в Сенате, а сенатор  Марша Блэкберн обвинила Милли в передаче «личных разговоров с президентом» Вудворду и другим авторам — утверждение, которое Милли отклонил, но безрезультатно. «Эта страна не хочет, чтобы генералы выясняли, какие приказы мы будем принимать и выполнять, а какие нет. Это не наша работа», — сказал Милли в ответ на вопрос, почему он не ушел в отставку в знак протеста после того, как Байден отклонил его совет оставить войска в Афганистане. А ведущий Fox News Такер Карлсон сказал, что генерал «не просто свинья, он тупой». Трамп тоже призвал Милли уйти в отставку. Республиканский стратег Крис Ла Сивита говорит, что сам Афганистан никого не волнует, но его превратят во второй Бенгази, умноженный на 10 для демократов.

Милли беспокоился, что Трамп может «сойти с ума» и был глубоко потрясен тем, как Трамп упал в умственном развитии после выборов, пишут Вудворд и Коста. Трамп почти маниакально кричит на чиновников и строит свою собственную альтернативную реальность о бесконечных предвыборных заговорах». «Никогда не знаешь, какова триггерная точка президента», — сказал Милли своему руководящему составу, согласно книге. Милли в одиночку выдал секретный приказ военным об опасном военном ударе или ядерных ракетах, проинструктировав их не подчиняться чьим-либо приказам без него. Затем он обошел комнату, посмотрел каждому офицеру в глаза и попросил устно подтвердить, что они поняли. «Понятно?» — спросил Милли. «Да, сэр.» «Милли счел это клятвой». Когда Трамп отказался уступить в ноябре 2020 года, Джина Хаспел [директор ЦРУ] предупредила Милли: «Мы находимся на пути к правому перевороту. Все это безумие. Он ведет себя как шестилетний ребенок в истерике». Хаспел также опасалась, что Трамп попытается напасть на Иран. Милли сказал Помпео: «У нас есть самолет с четырьмя двигателями, и три из них вышли из строя. У нас нет шасси. Но мы собираемся посадить этот самолет, и мы собираемся его благополучно посадить». Авторы пишут, кто сыграл решающую роль в событиях, приведших к 6 января. 30 декабря Бэннон убедил Трампа вернуться в Белый дом из Мар-а-Лаго, чтобы подготовиться к событиям 6 января, когда Конгресс подтвердит результаты выборов. «Мы собираемся похоронить Байдена 6 января, черт возьми, похоронить его», — сказал Бэннон.

В другой книге от лауреатов Пулитцеровской премии репортеров Washington Post Кэрол Леонниг и Филипа Ракера «Я один могу это исправить» описывается, как увольнение министра обороны Марка Эспера и отставка прокурора Билла Барра стали для Милли знаком грядущих и зловещих событий. В книге говорится, что после восстания 6 января Милли каждый день проводил телеконференцию с Медоузом и тогдашним госсекретарем Майком Помпео, чтобы сверить часы и «коллективно исследовать горизонт на предмет проблем». И любыми путями мирно передать власть. «У нас есть самолет, наше шасси заклинило, у нас есть один двигатель, и у нас закончилось топливо. Мы должны посадить этого плохого парня». Помпео навестил Милли дома за несколько недель до выборов, и они вели откровенный разговор, сидя за столом генерала.  Помпео сказал: «Вы знаете, что сумасшедшие берут верх». Милли помешал Трампу уволить директора ФБР Криса Рэя и директора ЦРУ Джину Хапел.

После восстания 6 января Пелоси сказала генералу, что глубоко обеспокоена тем, что «сумасшедший», «опасный» и «маньяк» Трамп может применить ядерное оружие в последние дни своего пребывания у власти. Милли заверил ее, что этого не произойдет. «Не будет случайного запуска ядерного оружия», заверил он. В интервью авторам Пелоси сказала, что опасается, что другой президент может попытаться продолжить с того места, где остановился Трамп. «Мы могли бы получить кого-нибудь его типа, который был в здравом уме, и это было бы действительно опасно, потому что это может быть кто-то умный, стратегический и все остальное», — сказал Пелоси. «Это невежа. Он не верит в науку. Он не верит в управление. Он продавец змеиного масла. И он проницательный. Дайте ему должное за его проницательность». Когда церемония инаугурации закончилась, Камала Харрис поблагодарила Милли. «Мы все знаем, что сделали вы и некоторые другие», — сказала она. Милли выразил свое облегчение после того, как Байден был приведен к присяге. Мишель Обама спросила у него, как он себя чувствует. «Сегодня ни у кого нет более широкой улыбки, чем у меня», — сказал Милли. «Вы не можете увидеть это под моей маской, но я вижу».

«Эта сука Меркель», сказал Трамп. «Я знаю этих гребаных краутов», — добавил президент, используя уничижительный термин для немецких солдат времен Первой и Второй мировых войн», — пишут Леонниг и Ракер. «Меня вырастил самый большой из них», сказал он, указывая на фото своего отца Фреда.

Конечно же, Милли был главным героем этих книг о последних днях Трампа в Белом доме. Он также заткнул помощника Трампа Стивена Миллера, когда тот настаивал, чтобы Трамп разогнал с помощью военных летние акции протестов. Милли был героем тех дней. Однако роль Помпео в этом спектакле тоже интересна. Публично он заявлял, что президентом останется Трамп, а за кулисами помогал Милли. Такие полудурки, как Мэтт Гаец были бы рады отомстить генералу. Здесь Афганистан кстати. Майкл Коэн говорит, что для республиканцев Афганистан — это возможность заострить свои темы для обсуждения перед выборами в 2022 году. «Но реальность такова, что настоящими террористами являются Трамп и его приспешники-республиканцы; распространяя свою предвыборную ложь, позволяя Ковиду выйти из-под контроля, позволяя экстремистам в своей партии давать метастазы. Дело в том, что за последний год на их часах произошло больше смертей и хаоса, чем когда-либо, откровенно говоря, за все целевые террористические атаки в США».

Comments

comments

Comments are closed.