Одиночества застыла тень в глазах,
Болью растворилась в предрассветных снах.
В сердце тлел не угасая огонек,
Только Я ушел… Я не уйти, не смог.

Захотелось одиноко жить в тиши,
Без сомнений забывая — где же Ты.
Пусть в себе замкнуться, но пытаться жить,
Только мир перевернулся, дав мне нить.

Нить душевного созвучия — струной
Заиграла в сердце, нежною тоской.
И мелодия все громче — в крик души:
Солнце жизни моей светит там, где Ты.

Владимир Томилин

Я в молодости прочла книгу  В.Каверина «Перед зеркалом». Эта книга мало кому известна. Во всяком случае, мне в жизни не удалось встретить еще кого-то, кто бы ее читал.  Но эта книга сыграла очень большое значение в моей жизни. Это роман в письмах  о двух людях: мужчине и женщине, которых судьба после революции разбросала по миру: она — художница, жила во Франции, а он — математик — в СССР. Они не могли видеться друг с другом, но всю свою жизнь писали друг другу письма. И у него, и у нее были семьи, люди жили обычной жизнью, как все, но между этими двумя людьми была какая-то особая связь, как отражение в зеркале их жизни, но с другой стороны. Эта связь, какая-то тонкая нить между их душами, которая, и только она, могла очищать их души, давала силы жить дальше и вела к самопознанию. Именно эти письма в итоге стали главным в их жизни. Она так и умерла, не дописав ему письмо. Но если бы не эти письма, то умерла бы значительно раньше. Так получилось, что без этих писем,  жизнь для них перестала бы иметь значение давно, не оставив и  следов их существования на Земле. Их отношения таили в себе неисчерпаемые возможности протяженностью в вечную жизнь.  Это подлинная история жизни, и в основе романа лежат их настоящие письма. Я вот сейчас, уже в зрелом возрасте, вдруг поняла, что это было самым сильным из того, что я читала в своей жизни. Понимание жизни пришло ко мне из этой книги. И терпение… О, какое у меня терпение! Оно у меня тоже родом  из той книги.

Странная штука судьба. Она иногда каким-то непостижимым образом связывает людей. Откуда же берутся и куда тянутся эти душевные нити? От души к душе, к вере и надежде. Без этих волшебных душевных нитей, связывающих тебя и бытие очень трудно жить творческим людям. Я бы даже сказала, что невозможно. По себе знаю, как иногда трудно собрать мысли — сложить их правильно,  а другой раз они сами ложатся на «бумагу». Хорошо если у тебя есть такая связь душевная с человеком, который умнее и тебе хочется тянуться к его мыслям и знаниям, тогда ты понимаешь, что тебе нужно делать и как, и о чем тебе писать, а о чем не стоит. Эта тонкая душевная нить между людьми всегда хорошо стимулирует работу мозга.

Когда ты что-то творишь, с мыслями о ком-то, только тогда получается что-то ценное. Вот как у меня в предыдущем посте Клаудиа Кардинале сказала о  Федерико Феллини:- Я была его музой. Это совершенно верно. Муза — это вдохновение. Оно должно быть от  человека, с которым ты связан этими самыми невидимыми душевными нитями, без которых жить невозможно.

Часто таким другом и даже хорошим критиком бывает совершенно посторонний и малознакомый тебе человек. Просто интуитивно ты чувствуешь эту нить от его души к твоей.  Не более.  Несколько лет назад на ДД мне написал этот  молодой человек. У него был ник Бегемот.

Это художник, который создал сайт http://www.photokillers.ru/
А это его авторская галерея  http://www.artlib.ru/?id=11&fp=2&uid=11450
Мы с ним подружились, сначала по скайпу говорили, а потом на телефон перешли. Сначала  я не могла понять, почему его ко мне тянет, даже дочь свою просила, что если он выходит на скайп, а меня нет, то чтоб она с ним поговорила. Мне тогда казалось, что ему просто одиноко. Но, он вел со мной всегда очень странные разговоры о жизни, которые никак не тянули на мальчика, а я просто чувствовала, что для чего-то ему нужна, но лишних вопросов из деликатности не задавала. Мы ни разу с ним не повидались, хотя он собирался приехать в Киев, но так и не доехал.

Год назад он мне позвонил, но в это время как раз был суд над Юлей, и вся наша ДДшная компания авторов собралась под судом, а там дебилоид Калашников выставил динамики и орал так, что по телефону общаться нельзя было. Я Володе тогда сказала, что я под судом, что плохо слышу его и спросила важное ли у него что-то? А он сделал паузу и сказал: -Офелия (он меня только так называл), Я прощаюсь с тобой! И повторил снова: -Я прощаюсь с тобой! И отключился… Вы думаете, что я тогда что-то поняла? Я ни черта не поняла!  А потом я вышла на ДД и обомлела, увидев по нему некролог. Ему было 34 года, он был тяжело болен, звонил все время мне, и ни разу не сказал, что он в больнице находится. Ах, ты Боже мой! Что со мной творилось той ночью. Я и сейчас себе не могу простить, что не поговорила тогда с ним. Я до сих пор не удаляю его телефон из симки. У меня рука не поворачивается.

Прошел  год, как Володи больше нет с нами. Я часто просматриваю его картины и понимаю: его нет, а вот та нить кусочков душ, она до сих пор существует, только уходит куда-то далеко ввысь теперь.  Я вчера  зашла к нему на сайт, мне так захотелось с ним поговорить, что -то ему написать там, но я так и не смогла вспомнить пароль. А ночью я его увидела во сне, хотя мне почти никогда не снятся сны.   Странно, я его никогда не видела, но это был он. Он так же сидел и рисовал, и был очень спокоен.

И у нас с ним получился такой разговор:
-Я к тебе сегодня заходила, но забыла пароль. А та душевная нить, которая между нами была, она еще оказывается жива — не разорвалась.
-Эти нити очень крепкие, они не рвутся все вместе, если одну разорвешь, другие удержат.
-А разве она не одна эта нить? Разве их много?
-Обычно семь. Ты напиши обо мне. Пусть меня вспомнят!

Comments

comments