Пожалуй, ни один театр не потрясал меня так, как французский театр  Филиппа Жанти. Это не просто явление в театральном мире. Это самый загадочный и магический театр, а Жанти — самый неразгаданный режиссер, которого мне доводилось видеть.
Определить жанр этого театра невозможно. Это свой стиль, своя  эстетика, которые сформировало наше время, в котором все так быстро меняется. Где искусство и политика соединяются в новую реальность: всеобъемлющий синтетический театр, состоящий, прежде всего из снов Филиппа, где потеряна грань между сновиденьями и реальностью.

Чтобы разобраться в своем подсознании, Филипп записывает свои сны, пытаясь объяснить прежде всего самому себе с помощью этого психоанализа, правдивость своей сценической эстетики, своего зрелищного суждения. Своей истины. Это же и поиск себя самого.
В театр Филиппа Жанти не ходят отдыхать и отключаться от житейского. Сюда наоборот идут за тем, чтобы что-то понять о жизни, приобщиться к этому действию и найти там что-то свое особое. Странное дело: у Жанти никогда не было политических спектаклей, но в них синтезировано столь много, что вся абсурдность происходящего на сцене преобразуется в окружающий мир. Здесь в равной степени существуют актеры, куклы, декорации, пространство, и между ними нет границ. Театр кукол, теней, людей, магии, трюков, иллюзии, балета, вокала, драмы, музыки, света; театр предметов, ритуалов, мыслей, ассоциаций, юмора, сверхреальности, высоких технологий.
Стойкая паранойя, так Филипп называл СССР, который посетил в 82-м году. Но, то что происходит  сейчас у нас, разве это не паранойя? И разве то, что показано ниже в ролике- это не о нас с вами?

Умудренный опытом и зрелый Филипп Жанти, как ребенок поражается людям, которые ничему не учатся, которые пережив столько горя, страданий, бед и своих голгоф, остаются жестокими, бесчеловечными и невежественными вандалами. Зверство, дикость и непросвещенность рука об руку с новыми технологиями, новой реальностью. И в этой новой реальности должен появиться кто-то, кого мы ждем и на кого надеемся, кто утихомирит нас, усмирит, а может быть и изменит этот варварский мир.

Мы с вами тоже ждем чуда, хотя давно перестали в него верить. Каждый, кто смотрел спектакль Жанти, расскажет о нем по-своему, и вы не услышите двух одинаковых рассказов. Каждый зритель увидит что-то свое. Но самым потрясающим, что сотворил Жанти -это есть его Пьеро. Это бриллиант его творчества, потому что это о каждом из нас. Трогательный и изящный Пьеро, восставший против придуманных для него правил. Это аллегория, сказание, намек нам на то, что такое свобода. Как крайней ценой собственной жизни — смертью приобретается свобода.

Печальный образ эволюционного протеста тихого и мужественного героя, разорвавшего одну за другой все нити своей жизни, нежелающего подчиниться кукловоду и понимая, что умирает, застывая в неподвижности, он без сожаления рвет последнюю нить своей жизни. Такая сказка о свободе. Как же она близка к нашей сегодняшней реальности!

И как близко к нашей реальности, к нашему абсурду все то, что творит на сцене Жанти. Ах, как бы мы все здорово вписались в его «Неподвижных пассажиров».

Comments

comments