Что-то у меня депресняк. И политика вся достала, и так все навалилось в одну кучу — полоса белая, полоса черная… Ушла моя соседка Эля. Я как-то о ней писала на ДД: старушка-собачница, которая все еще продолжала жить ради того, чтобы увидеть, как падет межигорская стена. Вот не дождалась, сердечная. Отошла. Она была очень одинокой и жила ради своих двух собачек. Правда, у Эли есть сын, который живет в Москве и очень редко бывал в Киеве. Ну, вот и приехал. Квартиру она на него уже давно переписала. Позвонил мне и сказал, что хочет что-то передать, Эля оставила  это для меня, сейчас занесет. — Нет, говорю, не неси, нельзя до 40 дней ничего выносить из квартиры, я сама сейчас зайду.

Он протянул мне какую-то старую шкатулку и сказал: — Не бойся, ничего особо ценного, там какие-то письма.
-Я только посмотрю, но сейчас брать ничего не буду, потом заберу, когда ты приедешь продавать квартиру. Только делай это побыстрее и не очень торгуйся, бери сколько дадут, а то весной вообще ни фига уже продать не сможешь.
-Что так плохо всё?
-Очень плохо. Хуже не бывает. Куда ты денешь собак?
-Забираю с собой в Москву, обещал маме, что собак досмотрю.
Я открыла шкатулку. Там лежали письма, что -то из переписки Эли с известными людьми и между ними сильно пожелтевший лист с выцветшими чернилами. Письмо было адресовано какому-то Лёшеньке, а внизу подпись Вера Холодная. Рука задрожала. Ничего себе «ничего особо ценного»! Этому манускрипту почти век. Это было не совсем письмо, а скорее записка, в которой Верочка просила милого ей Лёшеньку обязательно сегодня прибыть к ним на какой-то благотворительный вечер. Она очень настаивала, говорила, что обязательно должна его увидеть, а конец был такой: «Помнишь, Лёшенька, ты говорил мне, что красивая женщина умирает дважды? Кажется, я не доживу до того момента, когда мне предстоит умереть впервые, и если ты мне не поможешь, то мне предстоит умереть однажды и это однажды будет скоро.»

-Откуда это письмо попало в вашу семью? Как оно оказалось у мамы?
-Я понятия не имею.
-Послушай, Лёша, какого черта тебя назвали Лёшкой? Дед, прадед — кто был Алексеем?
-Не было дедов Алексеев, прадедов — не помню. Может у мамы оно с Одессы?
-Я тоже сначала так подумала. У Верочки сестра Соня работала в одесской опере, но только до 37 года, а мама тогда была еще маленькой и знать ее не могла. Нет, эта записка пришла с другого места. Она могла попасть к маме только от того, кому была адресована. Ах, Эля! Оставить такое, и унести с собой тайну. Почему? Ты что-то можешь предположить?
-Да я понятия не имею. Ты же знаешь, какие у меня были сложные отношения с мамой. У нее был тяжелый характер.
-Сам ты, Лёшка, виноват. Не был у нее тяжелый характер. Она докучать не хотела, ждала, пока ты о ней вспомнишь, сам вспомнишь, а тебе некогда было. Ты же даже имен прадедов не знаешь… А что ты о ней знаешь?
-Что ты хочешь, я же не на сцене пропрыгал всю жизнь, как они с отцом. Я вкалывал, как папа Карло, все пытался выстроить что-то свое, а в результате полное непонимание со всех сторон. Как головой об стену.
-А это все, Лёша, потому, что ты, как  большая часть мужчин, настроил множество стен, но совсем забыл про строительство мостов. Ты даже лестниц деревянных к тем стенам не удосужился поставить. Вот и бьешься теперь головой о свои же стены. Ладно, сам разбирайся со своим небоскребом: пока с него не сойдешь — людей не увидишь. Пойду я, попытаюсь найти второго Алексея, он у меня теперь из головы не выходит.

Все, что связано с Верой Холодной — это какая-то большая загадка. И вся ее жизнь и смерть, и то, что было после смерти. Она умерла в 26 лет (17.02.1919г.). О Верочкиной смерти везде написана одна и та же чушь:

«Накануне она выступала на благотворительном вечере, танцевала, разгорячённая вышла на балкон, где её прохватило резким морским ветром. У неё началась «испанка» (так тогда называли грипп). Одесские медицинские светила, профессора Коровицкий и Усков, пытались совершить чудо. Но чем? Антибиотиков не было. Давали аспирин да растирали камфарным спиртом».

Я хоть ни фига не понимаю в медицине, но и то знаю, что грипп никакими антибиотиками не лечится. Но вот слухи тогда ходили абсолютно странные о ее смерти «ее убили белые за то, что она была красной разведчицей; ее убили красные за то, что…» В своем фильме «Раба любви» Никита Михалков решил сделать ее жертвой белых, но так ли было на самом деле? Так же много всякой чепухи написано о ее личной жизни: о том, что она любила своего мужа, но обожала платонические романы, ее волновали  не столько сами романы, сколько  волнующая возможность романа и любви… Мне сдается, что это все придумал Вертинский, который влюбился в нее с первой минуты, как вошел к ней  в дом; которую боготворил и посвятил ей много своих песен. Он много писал о своей платонической любви к ней. Но, дело в том, что Верочку любили абсолютно все. Она просто купалась в этой всеобщей любви. Зачем ей, молодой девушке, нужна была  еще чья-то платоническая любовь, когда ею была переполнена ее жизнь? В общем я решила поискать Этого Алексея, которому было адресовано письмо. И я его нашла. Это белогвардейский генерал Алексей Гришин-Алмазов.

Кадровый офицер Алексей Гришин был участником Русско-японской и Первой мировой воин. Имел множество  наград, и даже солдатский Георгиевский крест,  который офицер мог получить лишь исключительно за личную храбрость. В 17-м году был арестован и потом уволен из армии за сопротивление власти советов. После чего уехал в Сибирь, взял себе псевдоним Алмазов и стал готовить мятеж против советов. Уже  в начале 18 года у него была полностью готова конспиративная офицерская сеть боевых дружин по всем сибирским городам. Под его руководством начался мятеж белочехов, после чего он стал командующим вновь созданной Западно-Сибирской армии, а потом и управляющим Военным министерством Временного Сибирского правительства. За три месяца вся Сибирь была очищена от красных, а Гришин стал генерал-майором. Потом, добравшись до ставки Деникина, остался в Одессе, в которой тогда власть менялась непрерывно, от большевиков до немцев, петлюровцев, французских интервентов, белых. И вся эта вакханалия происходила на фоне бандитского беспредела Мишки Япончика. Гришин тогда выбил из Одессы всех и был назначен французами военным губернатором Одессы. Вот в этот период они и познакомились.

Харьковский промышленник Харитонов еще в 13 году открыл первый в Москве кинотеатр «Ампир». Тогда кинопромышленность только начиналась и Вера Холодная стала первой российской звездой немого кино. Это сейчас все эти наивные фильмы смотрятся смешно, но тогда на фильмы с участием Веры попасть было невозможно. Кинофирма Дмитрия Харитонова в год зарабатывала по 50 тыс.золотых, что было в то время просто огромными деньгами. В июне 18 года вся кинофирма перебралась в Одессу, где они собирались отсидеться до окончания всей этой смуты, и снять  четыре фильма. Здесь Вера и познакомилась с Алексеем на какой-то вечеринке, и у них начался роман. Тогда же и появился Петр Инсаров — одесский театральный актер, который был тайным агентом большевиков и пытался использовать Веру, пользуясь ее неискушенностью и политической наивностью, пытаясь выведать у нее какие-то тайны, даже угрожали ей тем, что вся ее семья осталась в Москве, и может стать заложниками чекистов. В общем, во всех этих политических игрищах контрразведок, которые хотели каким-то образом использовать Веру в своей игре, она совершенно заблудилась и потерялась, поэтому видимо и просила помощи, предчувствуя беду.

Муж Веры умер от ран через два месяца после ее смерти. Генерал Гришин тоже пережил ее на два месяца, застрелившись в своей каюте на корабле, который был атакован красными эсминцами. В это же самое время  был разоблачен и расстрелян Петр Инсаров.

-Ты знаешь, у меня такое чувство, что меня живой вообще не существует. То, чем они восхищаются, — ведь это не я. Это всего лишь моя тень, — говорила Вера своей сестре Соне. За 4 года она успела отсняться больше чем в 80-ти фильмах.  Есть еще одна загадка: у Верочки нет могилы. Ее похоронили в Одессе, а потом на месте кладбища советская власть решила сделать парк культуры. Соня решила перевезти тело сестры в Москву, но по дороге гроб с телом каким-то загадочным образом исчез. Женщина-загадка при жизни осталась ею и после смерти.

Comments

comments