С Новым Годом тебя, народ!
Знаю, что радости особой ни у кого нет и праздники мало кого радуют, но у меня почему-то есть надежды на 13 год. И цифра мне нравится, и Змея.  Уж больно хочется перевернуть не только страницу календаря, но и страницу истории, чтобы начать новую главу в нашей жизни. Есть люди, которых лучше всего забыть; вещи, которые лучше всего не знать;  и время, которое лучше всего не вспоминать. Жизнь слишком коротка, чтобы вычеркивать из нее куски, но Украину с Януковичем я хочу забыть навсегда. И никогда больше не вспоминать этот эпический стыд. И никогда больше не видеть эти рыговсие рожи. Некоторые люди, как облака, когда исчезнут — день ярче. Скорее бы исчезли, а то все как у Жванецкого: «Видно свет в конце тоннеля, но только вот тоннель, сука, не кончается!»

Такая наша судьба, сказал мне сегодня один мужчина на улице. Вот понять не могу: почему люди так любят называть судьбой собственные глупости? Потом живут в этой кошмарной логике дебилизма, терпят и боятся. Нельзя бояться тех, кому мы дали власть. Кто посмеет не бояться, тот и выиграет. Если выпустишь из себя весь страх,  то тогда в тебе появится больше пространства для жизненной мечты. Не хочется верить, что мы выродившаяся нация, уделом которой и является деспотизм, ею заслуженный по праву и, подвергаясь которому, она его не чувствует.  Но, народ весь, с которым разговаривала, чувствует и очень хорошо чувствует. Чтобы изменить умы, надо сначала изменить сердца. И у меня такое ощущение, что эти измененные сердца я в последнее время вижу все чаще. Именно поэтому у меня появилась надежда.


Счастья тебе, народ, в Новом году! Счастье, оно вокруг нас везде. Его  создают сами. Те, у кого хватает сил, знания и любви. Надеюсь, что у нас с вами хватит мудрости самим его создать. А вот для наших бугров у власти счастьем является отсутствие животного страха перед смертью. И с этим страхом им жить вечно. Мне тут как-то на одном закрытом мероприятии довелось пообщаться с одним бугром, еще и выпить с ним. — За что выпьем? — спросил он. — За то, чтоб тебя не убили, — ответила я.  Мне один мой приятель сказал, что есть я и мои читатели, а есть бугры, и мы с ними люди из параллельных реальностей, и сможем понять друг друга только по ошибке. Вот я тут решила поэкспериментировать и попробовать понять одного такого. Я, правда, сначала не знала, что это рыг. Ну, я как обычно:меня попросили прийти — я пришла, а что там и кто там — я в последнюю минуту узнаю. Просто вижу, как кокой-то типочек носится по залу, и всем пытается руководить. Спросила кто это? Говорят, что это спонсор мероприятия. А я на мероприятие попала случайно, пришла по делу, а меня  там тормознули и заставили остаться, ну, а поскольку у меня был сильно комиссарский вид, мне только кобуры с наганом не хватало, то я возле этого типочка и села.

Там, на мероприятии этом, было просто чаепитие. Стояли самовары и сладости всякие: пирожные, зефир, печенье. И время было час дня. И вот такая картина: это бугор позвал какую-то девицу, видимо помощник его, что-то ей сказал и она через несколько минут появилась с бутылкой французского коньяка, богемским фужером и тарелкой с каким-то мясным кормом. Он так молча  наливает себе в фужер коньяк, и тихо сам с собою собирается его выпить. Я вообще-то таких людей чаще обхожу стороной, но тут меня понесло, я ему чашку для чая подставляю и говорю, что имею глубокий принцип: одна никогда не пью. Не могу никак допустить, чтоб он пил один. Это нехорошо. Он спрашивает:- Что в чашку налить коньяк? Я говорю:- А кого бояться? Это Вы интеллигент, Вам бокал нужен, а мне и  в чашку сойдет. Ну тут я его и тостонула, а пока он приходил в себя, я всем по чашкам его коньяк разлила, он и опомниться не успел, а потом еще и говорю: — А чего, это весь что ли коньяк? Больше выпить нечего?  Он что-то помялся немного и опять девочку послал в машину за бутылкой. Возле меня сидела  милая 85-летняя старушка, рафинированная интеллигентка, музыковед. Она бедная опустила голову в тарелку и не могла оторвать взгляд от лежащего на ней пирожного. Я боялась, что она так и застынет в этой позе, но решила с ним все же побеседовать:
-Вот интересно: у Вас когда дома бывает пьянка и к Вам друзья приходят, а тут вдруг водки не хватило, то Вы сами в магазин бежите, или жену посылаете за бутылкой?
-Конечно, жену!
-Бедная женщина.
-Это моя жена бедная? Да у нее есть все!
-Ну так я же поэтому и говорю, что бедная. Все у нее есть, а за водкой для мужиков бегает.
Ну тут он мне начал рассказывать, что у него и водитель есть и вообще есть кого послать… Ну и тут только я узнаю от него, что он из рыгов. Ну не все же их фейсы я знаю, а он мне еще говорит, что он из интеллектуального крыла ПР и старается не светиться. Ну и тут черти меня дернули спросить у него, когда снимут Лёвочкина? Дальше был примерно такой диалог.
-Да кто ж его снимет, он же серый кардинал?
-Кто серый кардинал? Левочкин? Да ладно свистеть. Какой он серый кардинал на фиг? Ему уже лапти
сплели вместе со всей фирташевской межпухой. Так, кардиналушка мелкий, не больше.
— А что Вы так удивляетесь? Да, он серый кардинал, у него и кликуха Ришелье?
— А, ну так я же и говорю, что из него такой же серый кардинал, как и из Ришелье, который никогда не был серым кардиналом.
-Как это не был? А кем же он был? Вы, дамочка, хотя бы Дюма читали?
-Читала в 4 классе. А Ришелье был красным кардиналом.
-Ха-ха. Вы ничего не перепутали? А  красным кхмером он не был?
-Не был. Я еще не выжила из ума, чтоб путать Францию времен Людовика с Камбоджой времен совка.
-Вы бы все таки Дюма-то перечитали.
-Зачем? Я сейчас другие книги читаю, а о том, что Ришелье был красным кардиналом я и без Дюма знаю. Его так и звали все «красный».
-Это почему же?
-Потому что кардинал — это высшее духовное лицо. Выше только сам Папа. Кардиналам по чину положено было носить красного цвета сутану, мантию и шапочку. У Папы всё белое. У католиков традиционно клириков различали по цвету одежды. Епископы носили — малиновую, монсеньоры к черной сутане пришивали малиновые пуговицы. И существовала традиция  избрания семи привилегированных архидиаконов, которых и называли кардиналами. У этих семерых обычно и была сосредоточена  в руках вся власть, кроме духовной еще и финансово-административная. Кардиналы находились в подчинении лично Папы, но Папа  был зависим от них в значительно большей степени, чем они от Папы. Эти люди были очень могущественны. Чего нельзя сказать о «красных» кардиналах Яныка. А вот роль «серого» кардинала при Ришелье исполнял отец Жозеф, монах Ордена капуцинов, который носил плащ серого цвета, и формально не занимал никакого поста. Отец Жозеф был известным проповедником и реформатором,  выполнял особо важные миссии и тайные поручения при дворе. Что Вы на меня так смотрите странно? Вы телефон достаньте, у Вас же там интернет есть? Ну и погуглите по отцу Жозефу. (Погуглил)
-Правда, написано, что он был серым кардиналом при Ришелье. Так этот отец Жозеф и был самым известным серым кардиналом в мире?
-Да я бы не сказала. Пожалуй, самый известный серый кардинал — это Анна.
-Кто? Наша Аннушка Герман что ли?
-Да что Вы, я о  первосвященниках Анне и Каиафе, которые Иисуса распяли.
-А эта баба, Анна, она что была женой этого Каиафа? Разве она Иисуса того…
-Нет, Анна — это  мужчина. Серый кардинал Иерусалима при Каиафе. Кажется, Каиаф был женат на дочери Анны. После ареста Иисуса, его привели сначала к Анне, который фактически и решил судьбу Иисуса. Да Вы погуглите.
-Так я же сейчас если наберу Анна, так тут куча баб всяких выскочит.
-Так Вы наберите серый кардинал Анна.
(Погуглил)
-Тут написано  «будучи богатым человеком, одалживал деньги римлянам и поэтому мог шантажом добиваться от них того, что ему было нужно». Ты глянь, с тех пор так ничего и не изменилось.
-Да отож. Два тысячелетия прошло. Только Иисуса помнят все, а вот Анну даже элита ПР не знает.
-Написано, что вся семья Анны погибла в огне пожара.
-Ага. Представляете, как полыхнет Межигорье, что будет?
-Ой, да ну Вас, не накаркайте, а то весь Киев полыхнет. Да сейчас, в современном мире, наверное, вообще нет таких серых кардиналов. Сейчас все по-другому. Отец Жозеф — реформатор. Откуда у нас реформаторы? Сейчас уже таких людей нет.
-Ну почему же? Наоборот. Вы же сами сказали, что ничего не изменилось за два тысячелетия в человеке. Раньше их наоборот мало было, а сейчас очень много развелось всяких.
-Ну, вот из современных серых кардиналов Вы кого из известных знаете?
-Ну, хотя бы Владимиро Ленин.
-Ленин? Серый кардинал? Вы издеваетесь?
-Да я не про Ильича, не про Ульянова, организатора революционного переворота в России говорю. Вы же современного просили, я Вам и назвала.
-Не, ну с Вами сдуреть можно. А что был еще какой-то Ленин?
-Та да. Был такой перуанский серый кардинал Владимиро Ленин — это имя, а фамилия — Монтесинос.
Этот прям ваш современник и жуть как на донецкую братву похож. В 90-е наводил ужас на всех жителей Перу, а в 2001-м сел на 25 лет. И Янык так же сядет, если будет стараться, чтоб его не пришили раньше. Да Вы погуглите.
-А чего я про него ничего не слышал?
-Так не знаю. Вы же ему  ПЗРК «Игла»  за копейки продавали на черном рынке, а он наваривал на этом серьезное бабло.
-Это же надо было назвать ребенка Владимиро Ленин? С ума сойти.
-А чего, редкость что ли? Вон друг Допы с Гепой — венесуэльский террорист Ильич Рамирес, он же Карлос, тоже в честь вождя мирового пролетариата назван. У него  отец  вообще своих трех сыновей назвал Владимир — первого, Ильич — второго и Ленин — третьего.
-И чего все трое сидели?
-Ну так, как корабль назови, так и поплывет. Карлос до сих пор парится где-то во Франции. А Янык ваш хоть и не Ленин, но все равно сядет надолго. Так кто же у вас там все-таки серый кардинал? У кого в руках теневая система управления со своей иерархией, обязанностями, связями?
-Ну такого серого кардинала у нас нет.
-Та будет Вам заливать. Нет у них. У вас же есть бугор, который кажись 17 лет на зоне отсидел, вот он сейчас все и решает у вас. Или Вы не в курсе?
-Женщина, а Вы кто вообще такая?
-Снегурочка.

Я вышла со старушкой-музыковедом, и пошла ее проводить домой. Она мне говорит: — Алла, я такого цирка давно не видела. Ты бы еще о Макиавелли с ним поговорила. И на черта он тебе нужен был, что ты с ним коньяк пила? Да вот до сих пор не пойму: почему он сам пить сел? То ли жадный мужик, то ли боялся, что с ним пить никто не станет?  Кажется, второе. И мы таки точно можем понять друг друга только по ошибке или недоразумению. И даже пытаться не нужно.

Любви вам! Монах Симеон Афонский говорил: «Только любовь невозможно раздать до конца — чем больше отдаешь, тем больше остается».


Comments

comments