Начнем с Греции. Собственно говоря, ничего  необычного, всё это уже было, только в 2008 году в Исландии. Ситуация в чём-то была схожей. Тогда они тоже не смогли рассчитаться с долгами, и народ вышел на улицу. Исландцы тогда отказались платить долги. А кому охота платить за ошибки банкиров или их тупых вождей? Поэтому там тоже требовали референдум и по возврату долга и по членству в ЕС. Положа руку на сердце, если бы сейчас у нас, а мы тоже фактически в дефолте, провели референдум, спросив, должны ли мы вернуть долги Яныка? Больше чем уверена, что никто бы их возвращать не захотел, а особенно России. А какого хрена? Народ что имеет какое-то отношение ко всем этим заемщикам Азаровым, Арбузовым, семейству Яныка. Почему за это ворье должен народ расплачиваться? Думаю, что именно это бы народ и сказал.

Так что, по сути, Исландия стала первой ласточкой. Но Исландия далеко и она не член Евросоюза, остров тот особо не видно, и когда там начались акции протестов, то Европа предпочла эту тусовку никому не показывать, боясь такого повторения в самой Европе. Тогда, благодаря акциям протестов, к власти пришли левые социал-демократы, которые были едины с народом. Точно так же сейчас и в Греции народ и левый премьер Ципрас объединились в своем желании долги не отдавать. Та же эйфория. Всё то же. Может и зря в Европе предпочли Исландию умолчать? Во всяком случае, простые греки теперь знали бы, чем там все закончилось.

Однако мы знаем, чем все закончилось в Исландии. Одно дело кричать за справедливость, а другое дело самим вытаскивать экономику из кризиса. Для спасения экономики нужны профессионалы, а откуда им с улицы взяться? С 2009 по 2013 у власти были левые. Их Премьеру Йоханне Сигурдардоттир так и не удалось решить экономические и финансовые проблемы Исландии. Болезнь просто загнали  внутрь, ибо лечить было нечем и некому. Закончилось все тем, что на следующих выборах исландцы проголосовали за ту же прогрессивную партию, которую раньше и поперли из власти. Теперь же они еще и официально отказались от своих планов членства в ЕС и отозвали свою заявку.

Им там, на острове и без ЕС хорошо в одиночестве. Остров — член безвизовой Шенгенской и экономической зоны в Европе. Это позволяет экспортировать морепродукты на материк беспошлинно, а при вхождении в ЕС они получили бы квоты на рыбу. А у них туризм и рыбалка — это основное. Зачем им лишние проблемы, подумали исландцы, и теперь все больше и больше их высказывается против членства в ЕС. Кроме того, без надзора Европы и МВФ, исландским банкам удалось достать за границей много дешевых кредитов, которые в несколько раз превысили ВВП острова. Экономика поднялась в прошлом году на 1,9%. «Интересы Исландии лучше соблюдаются за пределами Европейского Союза», — написал на своем сайте Гуннар Браги Свейнссон, возглавляющий МИД Исландии. Они правы. Сейчас такая ситуация в мире, что лучше сидеть на своем острове и никуда не лезть. Им вообще проще на острове и Россия от них далеко.

Теперь Греция. Разница только та, что они уже в ЕС. И никто их оттуда не выбросит. Это сейчас никому не нужно. Меркель бы с удовольствием сняла эту удавку со своей шеи, но кто же ей позволит? Стратегически — неверный шаг. Греки знают и пользуются этим. Банк Англии 29 июня провел специальное заседание по ситуации в Греции. Дали греки им подумать. Европейскому центральному банку пришлось приподнять завесу тех программ, которые работают в тени, но стали известны только сейчас, в связи с Грецией. ЕЦБ заявил, что сохранит свою опеку по программе греческих банков и окажет экстренную помощь. МВФ дает грекам отсрочку на 20 лет. Они сейчас в таком положении, что им некуда деваться. Вместе с дефолтом Греции они могут и себе объявлять дефолт. Сейчас Китай и другие страны, которые создают Азиатский банк, могут просто перестать финансировать МВФ, а у США тоже сейчас нечем. Сейчас Япония главный кредитор США. Япония и Китай самые крупные держатели ценных бумаг Казначейства США.

В ЕС тоже проблема с финансами. Меркель еще в 11-м году понимала, что Грецию не спасти. К тому же теперь  примеру Греции могут последовать и другие умники. Например, мы тоже не хотим отдавать долги, потому что нечем. Тем паче уже всё сильнее голоса в мире, что в Украине идет война, стратегически эта страна намного важнее чем Греция, и народа там в 4 раза больше проживает, а помощь Украине не идет ни в какое сравнение с Грецией — нам ЕС дал 5,5 млрд, а Греции — 222 млрд.  Банк Англии уже понял, что пора менять финансовую систему. Дальше будет только хуже. Поэтому Грецию никто не выгонит из ЕС, а сами они и не собирались выходить. Но Ципраса им еще предстоит пережить. Если бы это произошло в другое время, то путин мог бы и порадоваться. Они Киев хотели захватить, имея его в кармане столицей православия, а тут сама Греция валится в руки, только кто же им отдаст Афон? Там уже принц Чарльз обосновался, да и нет в России денег сейчас, Грецию себе на шею повесить.

Сейчас больше шума из-за рухнувшего фондового рынка Китая. Китайцы писали, что замедление экономического роста — это входило в планы Си Цзиньпина, что это связано с переходом страны на другую, потребительско-экономическую модель, где уровень роста будет ниже, но более устойчив. Замедление внутри Китая должно было иметь влияние незначительное. Но падение уже распространилось за пределы рынка акций — на рынок валюты. Теперь уже ситуацию никто предсказать не может. Ясно одно, что Китаю теперь самому нужны будут деньги. Штатам ничего не остается, как самим провести финансовую реформу. Зачем им ждать пока какой-то Азиатский банк введет альтернативу доллару, когда они и сами могут с этим справиться? Думаю, что месяца через 3-4 они запустят и реформу и саму финансовую систему сменят. Не ждать же им пока начнут банкротиться и отказываться платить все. Греки просто подтолкнули Штаты к скорейшим действиям.

И уж совершенно точно то, что России от всего этого легче не станет, как бы они ни радовались. Почему-то после смерти Примакова, вся эта российская возня и игры в политику меня уже мало волнуют. Сурков не зря ехидничал, что никому из нынешних политиков и не снились такие похороны. Это и понятно. Хоронили ведь эпоху, которая умерла вместе с Примусом. Поэтому и похороны такие. Теперь бы ума хватило убрать с Красной площади мумию вождя и тогда точно конец эпохе. А я и не знала, что внучка Примакова — жена Антона Ленина. Надо же, как интересно. Вместе с этой эпохой уйдут в Лету и все эти совковые пышно-роскошные похороны. Кстати, вся эта скорбная панихида из понтов, все эти речи Вована по бумажке — ничего не стоили по сравнению с тем, как с ним простилась Мадлен Олбрайт. И это та Мадлен, которую они склоняли, как хотели, приписывая ей всякие идиотские слова и даже мысли. Она простилась с ним без понтов и очень по-доброму. Так достойно, как и полагалось несравненной и восхитительной Мадлен.  Поскольку сайт платный и на него непросто попасть, то я переведу это прощальное послание сама.

«Учитывая мою предыдущую работу, Вы знаете, что я знаю о Вас всё» — это были первые слова, которые Примаков сказал мне, когда я вошла в его кабинет Министра иностранных дел России в мой первый визит в Москву в качестве Госсекретаря. Он тогда без единого сомнения, совершенно спокойно рассказывал о своей прошлой работе начальника разведки.

Мой последний разговор с ним был несколько месяцев назад, когда мы говорили с ним по телефону. Он был болен, но на чеку. «Я очень волнуюсь, потому что отношения России с Америкой очень плохие, такого ухудшения я еще не наблюдал за долгие годы», сказал он. Я согласилась.

За 18 лет между этими двумя разговорами, у нас было множество встреч — Москва, Женева, Вашингтон, Брюссель, Куала-Лумпур… Одна из самых незабываемых была в Санкт-Петербурге во время белых ночей, когда он провел мне личную экскурсию по Эрмитажу.

Мы с Евгением были партнерами во времена, когда Россия и США работали вместе, чтобы разработать жизнеспособные отношения после холодной войны. Мы потратили много времени на Ближнем Востоке, где он был экспертом, говорившем о том, что делать с Ираном и Ираком. Мы работали также над другими глобальными проблемами, как Афганистан, Китай и Северная Корея.

Очевидно, наиболее сложные дискуссии были связаны с отношением России к новому НАТО и его расширение в Центральной и Восточной Европе. В нашей первой беседе, он мне тогда сказал решительно, что Россия никогда на это не пойдет, а я ему говорила, что это нужно для стабильности в Европе и это должно было быть в интересах России.

Задачей было преодоление разрыва между нашим подходом к пост-холодной войне и обеспечению европейской безопасности, и тем как это видела Россия. Для этого Евгений и провел много часов, работая над хартией Россия-НАТО, что давало Москве право голоса, но не право вето в европейских дискуссиях безопасности.

Эти дискуссии проходили на официальных встречах, где у нас были переводчики, но продолжались уже за ужином, где мы понимали друг друга и без переводчиков. Это происходило в наших домах и любимых ресторанах, я помню, как хотела пригласить его к себе, но в то время термиты съели половину моей столовой в доме и тогда зам госсекретаря Строб Тэллбот провел эту встречу в своем доме. Разговор был живой и непринужденный, мы говорили о том, что бюрократы искажают суть сказанного нами, и мы бы лучше поняли друг друга, если бы говорили напрямую друг с другом. И после этого у нас был свой собственный код, когда сотрудники не могли договориться из-за трудностей перевода, мы просто говорили «термиты».

В конце концов, мы смогли достичь соглашения по Основополагающему акту Россия-НАТО. Но с самого первого заседания НАТО, было понятно, что бы мы в тот день не подписали, каждая из сторон понимала этот документ по-разному.

Мы также не договорились по Боснии и Косово, даже когда он стал премьером, мы все еще пытались решить этот вопрос. Когда мы приняли решение об интервенции Косово, Примаков как раз летел в Вашингтон; Вице-президент Альберт Гор сообщил ему об этом по телефону. Примаков был в такой ярости, что развернул самолет и приказал лететь обратно в Москву.

Министров иностранных дел часто просят сделать что-то, что не входит в их обязанности описанные в вакансии. Одним из таких дел является проведение короткого комедийного выступления на министерской встрече регионального форума ASEAN. Во время первой встречи в 97-году Примаков исполнил пародию, но не пел. В следующем году я его убедила выступить со мной дуэтом. Между трудными дискуссиями на Балканах и в Ираке мы пришли с нашей версией Вестсайдской истории, назвав ее » Восточно-Западной историей». Мы тогда написали прикольную песню про Мадлен Олбрайт и репетировали ее с очень большим количеством водки. Когда пришло время ее исполнить, то я вышла на сцену и запела: «Евгений, Евгений, Евгений», а он запел с русским акцентом: «Мадлен Олбрайт. Я только что встречался с девушкой по имени Мадлен Олбрайт». Это был хит.

Когда я впервые с ним встретилась в 97-м году, то сказала, что знаю, что он ярый защитник российских интересов. Я же была такой же в отношении Америки, и сказал ему, что мы должны поладить. Так и было.

Евгений Примаков всегда был убежденным защитником национальных интересов России. Он любил свою страну. Тем не менее, он был прагматиком. Он верил в важность решения сложных вопросов в американо-российских отношениях. Я скучаю по тому времени. Я буду скучать по нему».

Вот так просто. Кто в Кремле способен понять про съеденную у госсекретаря термитами столовую? Термиты, водка, песни, личные встречи, уважающих друг друга людей — именно так и делается большая политика. Без всяких войн, угроз и кровопролития. И кто, скажите мне, вот так на похоронах у Вована о нем скажет? Никто! Разве что какой-то Берлускони про баню с девками вспомнит. А той России, которую мы знали — её больше нет! И чем раньше манюпас это поймет, тем лучше для него будет. Пора бы вам уже осознать, что всё в этом мире решается на англо-американских переговорах, и что любая вылетевшая ниоткуда Моль, самостоятельно играть не может в такие игры. Даже если у Моли снесло «крышу»; даже если Моль — профессиональный шулер; даже если Моль всех переиграет и выиграет игру — ей это ничего не даст, потому что она никогда не сможет выиграть эту войну. Даже не знаю, каково это — чувствовать себя великим игроком, выигравшим игру, но проигравшим войну. А по-другому ведь и быть не могло.

Становится опасным быть адвокатом Дьявола Моли. Назарбаеву повезло больше, его всего лишь заблокировали в лифте, причем вместе с Премьером Италии Маттео Ренци, о чем на пресс-конференции сообщил мэр Милана Джулиано Пизапиа. Кажется, Ренци было что донести до ушей Абишевича тет-а-тет. Думаю, что для него и этого будет достаточно. А вот о друге Сильвио, неудачно смотавшегося на дачу путина, слухи не такие уж и приятные. Вчера все писали, что трёх соратников Сильвио приговорили  к 5 и 7 годам по «делу Руби» — поставку проституток для вечеринок на его вилле, а сегодня уже пошел вброс на вентилятор, что и самого мачо за подкуп сенатора приговорили к трем годам. Ципрасу на заметку.

Comments

comments